Category: семья

Тридцать лет тому назад

1988 год стал кульминацией перестройки, демократизации и дефицита. Никакого диктата власти и призывов гнаться за призраком коммунизма, никаких железных занавесов - только свобода слова и борьба с пьянством.

В 1988 году «Правда» стоила 2 копейки, килограмм халвы – 1 рубль 50 копеек, а обручальное кольцо – 300 рублей за каждые 5 г золота. Правда, приобрести все это было нелегко (разумеется, кроме «Правды»), поскольку товары на прилавках отсутствовали. Неугомонные потребители, которые хотели есть, пить и одеваться, несмотря ни на что, выстаивались в длинные очереди, чтобы купить ограниченный объем благ («два килограмма/рулона/метра в одни руки»). Сахар, макароны, водку и сигареты отпускали только владельцам талонов с соответствующими наименованиями, всё остальное периодически «выбрасывали» в разных концах города. Обнаружить место «выброса», отстоять многочасовую очередь, протиснуться к прилавку и купить желаемое было большой удачей с оттенком спортивного состязания. В 1988 году товары не покупали, а «доставали», и это «доставание» являло собой особый вид экономических отношений.

Когда первого мая 1988 года мой будущий муж сделал мне, 19-летней девушке, предложение (предложить он мог только руку и сердце), я совершенно не думала о том, что это такое - организовать свадебное торжество в Москве конца восьмидесятых. Однако благодаря усердиям родителей, которые были простыми служащими, вынужденными овладеть навыками потребительской сноровки, 30 июля 1988 года торжество состоялось!
Collapse )

Инвентаризация в шкафу (пост не для мужчин)

Люблю инвентаризацию домашнего имущества, особенно в части разбора одежды, косметики, домашней утвари и всего прочего, совершенно ненужного в таком количестве, как имеется. Инвентаризацией своих гардеробов, полок и кладовок я занимаюсь круглый год, воспринимая незначительные преобразования и актуализацию запасов как форму частного досуга. Начиная с ноября, регулярную оптимизацию домашнего хозяйства можно приурочить к предстоящей смене года и объявить предновогодней. Объявляю!
Collapse )

Мечты сбываются

С рождения Светлана жила в самой маленькой семье, какая только может быть – вдвоем с мамой. Меньше – это уже сиротство. У Светланы и Тамары Алексеевны не было ни денег, ни родственников, ни квадратных метров, ни праздников, зато в избытке водились нужда и тревога. Чтобы девочка не сочла такую жизнь нормальной, Тамара Алексеевна настраивала ее «не повторять судьбу матери», постоянно рекламируя многодетное счастье во вместительном частном доме. И без этих внушений Светлана искренне завидовала одноклассницам, укомплектованным бабушками, дедушками и тетями, и мечтала встречать новый год не в тихой компании «мама плюс телевизор», а за большим шумным столом, над которым витает возбужденное многоголосье.
Collapse )

Как уйти из дома?

В американских передачах то и дело возникает ситуация отъезда подростков из дома – в колледж. Во многих сюжетах, напрямую не связанных с семейными проблемами, упоминается, что, дескать, Джон осенью уедет в колледж, или шестнадцатилетняя Эмма вот-вот покинет родительский дом. Переход к самостоятельной жизни в отрыве от родительской семьи происходит в американской традиции легко и естественно, в связи с чем вызывает у меня большой интерес.
Collapse )

Что цементирует семью

За несколько месяцев совместной жизни большинство семейных пар вырабатывает устойчивые способы взаимодействия. Кто-то берет на себя роль ворчуна, кто-то - заботливого папочки, кто-то - любую другую - по взаимной договоренности. Иногда они не замечают, что их поведение, их поступки, их вербальные и невербальные сообщения повторяются, но со стороны такие стереотипы весьма заметны.
Collapse )

Скажи пижаме «да»

Если я прихожу с работы и начинаю готовить ужин под приятное журчание одного из телеканалов, всякий раз я попадаю на одну и ту же передачу – шоу «Say Yes to the Dress», что переводится на русский язык как «Оденься к свадьбе» или «Скажи платью да».

Это шоу – очень интересное. Причем самым интересным является не фасон свадебного платья, которому невеста дает утвердительный ответ, а процесс его выбора, в котором участвует «группа поддержки» - родные и близкие женщины.
Collapse )

Неприличный анекдот

Некоторое время назад я консультировала женщину, в семье которой разгорелся серьезный скандал. Отец, бывший офисный служащий, а ныне истово верующий прихожанин, стал требовать от близких (жены и сыновей) благочестия и праведности. Сначала он придирался к внешнему виду: использованию косметики, ношению «рваных» джинсов и взъерошенных волос, потом стал требователен к соблюдению постов и к лексикону. Если неудобства, связанные с навязанным пищевым воздержанием, члены семьи преодолевали, посещая кафе и столовые, то с запретной лексикой было сложнее. Муж стал ворчлив и постоянно критически настроен к делам и высказываниям домочадцев.
Collapse )

Выздоровела…

Из последних консультаций хочу рассказать вам об одной, сохраняя лишь общую канву события, поскольку детали в данном случае хоть и важны, но не играют решающей роли.

Все начиналось очень хорошо, почти как в известном слогане «мама, папа, я – дружная семья!». Семья действительно была вполне дружной. Родители работали, ребенок учился, теплые выходные проводили на даче, ненастные – в торгово-развлекательных комплексах.

А потом произошел несчастный случай, в результате которого мама, молодая и энергичная женщина, оказалась в беспомощном состоянии.
Collapse )

Женско-мужской род

У нас не семья, у нас - род, - произнес отец двоих детей с гордостью. Далее в течение получаса он доказывал, что их род - это самый-самый род, хотя ничего значительного и хотя бы приближенного к тому, чем принято гордиться, его семья из себя не представляла. Торопливо опуская перипетии жизни дядей-алкоголиков и бабушки-самоубийцы, он напирал на подвиг народа и грамоты, полученные к концам пятилеток.
Collapse )