Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Листая газеты…

Четверг 9 января 1914 года выдался исключительно приятным для межевого инженера и надворного советника Ивана Лешкевича: высочайшим приказом он был награжден орденом Святой Анны 3-й степени. В короткой заметке, размещенной в разделе «Официальная часть» сказано, что сам приказ по гражданскому ведомству управления межевой частью вышел 1 января 1914 года за номером 1. Представляете, как это почетно?


Хотя сто лет назад Новому году не придавали такого сакрального значения как сейчас, и самым значимым считалось Рождество, которое, как и положено, отмечалось до Нового года - 25 декабря.

А вот для уездного врача Якова Исааковича Братина тот же день был довольно печальным: первым приказом года, подписанным Олонецким губернатором по Губернскому управлению, он был уволен с должности и отправлен в отставку согласно прошению. Причиной, указанной в прошении, была болезнь.

Думаю, что весьма приятные чувства испытали в субботу, 11 января, полицейские надзиратели города Вытегры Фролов и Родин: за умения и энергичные действия, проявленные при обнаружении членов воровской шайки, им объявили благодарность.

А вот 12 июня 1914 года сложилось как нельзя хуже для мещанина Мокеева (купаясь в Онежском озере, он утонул напротив Андреевской пристани) и деревни Гороховской (от удара молнии в ней случился пожар, уничтоживший 13 домов, 17 амбаров, 5 каретников и 10 бань).

Читая все эти новости, невольно думаешь о том, какое колоссальное число всевозможных событий происходит в каждую единицу времени!

Для кого-то эта минута становится роковой или самой счастливой. Она кардинально меняет судьбу, или приносит разочарование, или боль, или радость, или спасение…

Каждая минута может превратиться для любого из простой единицы времени в очень важный момент.

Ни надворного советника Лешкевича, ни уездного врача Братина, ни полицейских надзирателей Фролова и Родина давно нет в живых. Для нас они – почти абстрактные единицы, случайно мелькнувшие на страницах старой газеты. Мы не знаем (и не узнаем!) о них ничего, кроме тех скупых фактов, которые по воле судьбы сохранились в истории.

Но ведь и Лешкевич, и Брагин, и Фролов, и Родин – это личности и судьбы, полные более или менее драматических коллизий, это характеры, которые зарождались, формировались и проявлялись в каждом поступке.

Что осталось от них? Ничего. Однако это не означает, что их не было, или что они были ничтожны…

Любая жизнь – это История.

И любой человек – это Вселенная.

Еще один интересный раздел хроники – приказы об отпусках, которые тоже публиковались в официальной части газеты.

По всей видимости, отпуск можно было использовать по своему усмотрению, но с оглядкой на распоряжения руководства. Во всяком случае, поехать заграницу разрешалось не всякому.

Так, инженер Безпальцев был отправлен в 28-дневный отпуск с правом его использования в разных городах Российской Империи, помощник пристава города Петрозаводска Краснораменский получил отпуск продолжительностью 20 дней, и тоже – внутри Империи. Так же месячный отдых внутри Империи заработал земский начальник Попов.

Интересно, кому-то разрешали покинуть пределы страны? Безпальцев был статским советником, а Краснораменский – титулярным, Попов – надворным, но все отдыхали дома. Никаких европейских курортов и дайвинга.

Надеюсь, что отпуск они провели отлично. Где, мы не узнаем никогда.

Продолжительность отпуска была разной. Сначала я не могла понять, как она определяется, но потом заметила, что в летний период отпуска объявлялись на два месяца, а в не-сезон – на две-четыре недели.

Любопытно: среди чиновников были и женщины. Так, приказом начальника почтово-телеграфного округа на должность «женщины почтово-телеграфного чиновника VI разряда» была назначена Александра Панова.

Когда на должность назначали лицо мужского пола, никто не писал «мужчина почтово-телеграфный чиновник».

Освещена в газете и культурная жизнь. Учитывая, что «Олонецкие губернские ведомости» выходили ежедневно (кроме послепраздничных дней), она была исключительно насыщенной. О скуке, постоянно упоминаемой в книжках советского периода, не идет и речи.

Что самое ценное – в эту жизнь были вовлечены простые горожане. Мне кажется, только такая жизнь и может считаться по-настоящему культурной, а разнообразные мероприятия для избранных не делают город культурным.

В местной хронике то и дело мелькают репортажи о хоровых концертах, «весьма старательно поставленных живых картинах», гимнастических выступлениях, раздаче подарков воспитанникам приюта, солдатских спектаклях (ставили, между прочим, «Женитьбу» Гоголя), рождественских елках для детей (например, 3 января 1900 года).

Процветала в городе и благотворительность: то от епископа поступало 5 рублей для бедных, то от лица, пожелавшего остаться неизвестным, 5 фунтов карамели для сирот, то от местных обывателей 43 рубля на покупку книг для библиотеки.

В больнице для душевнобольных часто проводились разнообразные мероприятия. Обычно инициатива исходила от сестер милосердия, которые считали, что «малое развлечение доставляет больным большое удовольствие и отвлекает от помешательства».

В одном из номеров «Ведомостей» мое внимание привлекло объявление, опровергающее слухи.

Приведу его полностью.

«В виду циркулирующих слухов о том, что уход за моей больной дочерью в больнице был плох, а также что врачи за лечение получили большие гонорары, я считаю своим долгом категорически эти слухи опровергнуть как совершенно не соответствующие действительности».

И подпись - Прутченко.

Представляю, сколько волнений и сомнений предшествовало публикации этого объявления. Наверняка, этот Прутченко раздумывал, стоит ли опровергать домыслы.

И интересно, какой эффект оно произвело, поскольку нередко опровержение информации лишь способствует ее распространению.

Кстати, то, что газета не выходила в день, следующий за праздником, говорит об уважении к сотрудникам редакции и типографии – им давали возможность отдыхать наравне с другими.

Объявление о розыске паспорта, утерянного крестьянином Каргопольского уезда, разрушает миф о том, что у крестьян не было паспортов. В Олонецкой губернии они были.

Tags: история, чтение
Subscribe

Posts from This Journal “чтение” Tag

  • Ах, октябрь

    Если внимательно читать старые газеты, то из одного объявления можно получить столько информации, сколько порой не содержится в целой книге.…

  • Домашнее платье

    Первое, что я делаю, возвращаясь домой с работы, иду в душ и переодеваюсь в домашнюю одежду. Если я останусь в том, в чем ходила на работу,…

  • Можно ли понять культурный код прошлого

    Самое интересное нередко написано мелким шрифтом, однако мы привыкаем читать заголовки и то, что бросается в глаза. В последний раз, когда я неспеша…

  • Начать с нуля

    Недавно один из читателей взялся негодовать по поводу того, что я не интересуюсь его аккаунтом. Он узнал об этом после моего публичного признания,…

  • Нищенская психология: кто с нами?

    В начале декабря 1888 года в журнале «Новое время» была опубликована статья без подписи. Автор предпочел остаться неизвестным, и даже не прибегнул к…

  • Смеяться быстро

    Отгадка на загадку из недавнего поста очень проста. Правильный ответ: анекдоты. Действительно, в «Подарке городским и сельским экономам» на новый…

  • Был ли новый год раньше?

    Отвечая на вопрос, размещенный в конце поста про предчувствие нового года, большинство читателей призналось, что пока не чувствуют приближение…

  • С Новым, 1816-м!

    Особый интерес, конечно, представляет то, что написано более ста и двухсот лет назад. Как люди относились к Новому году? С какими чаяниями они…

  • Об урегулировании уличного движения

    Как я полюбила журналы 1920-х годов! На фоне мрачных 1930-х, страницы которых пропитаны потом и кровью, вторая половина двадцатых выглядит милой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments