Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Category:

Никто не скажет спасибо

В день отъезда в Зеленоградск (в самом конце августа) я стала свидетелем одной безобразной сцены, разыгравшей на входе в здание Павелецкого вокзала. Сцена была короткой, но запоминающейся. Во всяком случае, она произвела на меня такое впечатление, что я помню ситуацию до сих пор.


В те дни реконструкция площади еще не завершилась, и пассажирам приходилось преодолевать чуть большее расстояние до входа, чем обычно.

Я люблю, когда на всё хватает времени, поэтому всегда выхожу с небольшим запасом, чтобы избежать суеты и спешки. Точно так же я поступила и в тот раз, и временные излишки оказались очень кстати.

Недовольство прохожих необходимостью идти не к ближайшему, а к дальнему входу можно понять, но оно не оправдывает того, что произошло дальше.

Пассажиры гуськом шли к входу, и, надо отдать им должное, в большинстве своем проявляли учтивость, несмотря на неудобства, связанные с узким проходом к зданию. Я шла вместе с толпой к пункту контроля и рамке металлоискателя.

В порядке очередности люди выстраивались в колонну, спокойно следовали к устройству, на ленту которого следовало положить багаж, и проходили через рамку.

Внезапно, опережая всех, в рамку кинулся мужчина лет пятидесяти-шестидесяти с какой-то длинной штуковиной в руках. Можно было подумать, что это удочки, разобранные и сложенные в чехол. Или ружье. Или какое-то хозяйственное или ремонтное приспособление – длинное и узкое.

Движения торопливого пассажира были резки, выражение лица указывало на высокую степень раздражения. Благодаря тому, что прямого физического контакта ни с кем из стоявших в очереди у мужчины не было, конфликта не разгорелось, хотя волна молчаливого недовольства такой дерзостью над очередью все-таки пролетела.

Между тем решительность этого гражданина была столь же решительно блокирована сотрудницей службы безопасности, женщиной примерно такого же возраста.

- Мужчина, положите вещи на ленту! – сказала она, перегораживая проход.

Непокорный нарушитель попытался обойти сотрудницу службы безопасности, но та ловко помешала ему это сделать.

- Положите на ленту! Такие правила!

Оказавшись в безвыходной ситуации (возможным выходом была только драка, на которую гражданин не решился из-за скопления свидетелей), этот наглец резко рванул назад и, расталкивая людей, стоявших у рамки и укладывавших багаж, швырнул свою штуковину на ленту.

Свои грубые действия он сопровождал отборными ругательствами в адрес несчастной сотрудницы, вынужденной иметь дело с такими подлецами. За несколько секунд он успел изрыгнуть из себя столько мерзких слов, что было очевидно: этот человек часто практикуется в хамстве, а озлобленность является его обычным состоянием.

Сотрудница службы безопасности, очевидно не впервые сталкивающаяся с возражениями, высказанными в неприемлемой форме, не растерялась: она продолжила исполнять свои обязанности и заставила наглеца выложить из кармана телефон.

Все это время хам продолжал оскорблять ее, используя непристойные выражения, но все равно был вынужден подчиниться требованиям.

Никто из присутствующих его поведение не комментировал и не пресекал. Все мы были заняты нехитрым делом – положить багаж, вытащить из кармана телефон, пройти через рамку, забрать свои вещи.

Хамство и грубость, ставшие неотъемлемой частью городской жизни, казалось, не привлекли никакого внимания.

Когда грубиян стремительно скрылся в фойе (вся ситуация продолжалась намного меньше, чем я ее описываю), женщина тяжело вздохнула и посетовала: «Господи, стоишь тут, следишь за безопасностью, и никто не скажет спасибо! Каждый норовит оскорбить, нахамить, облаять!».

Примерно в середине ее высказывания я оказалась в рамке, поэтому слова, произнесенные с такой горечью, я расслышала совершенно отчетливо.

Машинально забрав телефон и рюкзак из проверочного устройства, я направилась к лестнице, ведущей к платформе, с которой отправляется аэроэкспресс.

Направилась и остановилась.

Мне показалось неправильным равнодушно пройти мимо того, что случилось, поэтому я сделала три шага назад, подошла к женщине, которая продолжала жаловаться молчаливой толпе на свою тяжелую долю, и сказала ей спасибо.

Вы не представляете, какая перемена произошла в ее настроении!

Конечно, не будь она столь лабильна и легко переключаема, она бы не смогла работать в такой горячей точке вокзала, но для такой быстрой перемены был повод – «спасибо».

Одно слово – и она широко улыбнулась, в ее глазах появилась признательность, а от только что нанесенных оскорблений (совершенно незаслуженных и недопустимых!) не осталось видимого следа.

Я поспешила к аэроэкспрессу, женщина продолжила свою работу, но во мне до сих пор кипит возмущение по поводу хамского поведения пассажира, оставшегося безнаказанным и потому совершенно уверенным в том, что так вести себя можно, и тлеет сожаление, что абсолютно невинные люди то и дело, походя подвергаются психологическому насилию.

Я не представляю, как можно сохранить душевное здоровье, работая в таких условиях. Быть объектом грубости – нет таких должностных обязанностей!
Почему у нас нецензурная брань, обращенная к постороннему человеку, считается допустимой?

Почему взрослому дяде, прожившему большую часть своей жизни, надо объяснять, что правила существуют для того, чтобы их исполнять?

Почему мы не можем отказать таким подлецам в пользовании транспортом до тех пор, пока они не научатся вежливости?

Почему организация не защищает своих сотрудников от подобных нападок? И почему только физическая агрессия у нас считается правонарушением?

Я рада, что вернулась и поблагодарила эту женщину. Этот поступок не стоил мне никаких усилий и не потребовал он меня никакого времени. Пять секунд, но ей стало легче. И мне стало легче, потому что я попыталась уравновесить своей мелкой любезностью нечто гнетущее, что повисло над пропускным пунктом.

А теперь, когда я поделилась с вами своими воспоминаниями, мне стало еще легче, потому что я уверена: каждый из вас когда-то сделал нечто похожее – сказал спасибо или улыбнулся тому, кто в этом нуждался. А может быть, он даже проявил смелость и пресек чье-то недопустимое поведение. Но к последнему я вас не призываю. Препятствовать бесчинствам в наше время стало весьма опасно… И обеспечивать защиту всеобщего спокойствия должны не любители порядка, а уполномоченные лица.

Tags: повседневность, случай из жизни
Subscribe

Posts from This Journal “случай из жизни” Tag

  • Кашлянул – попутчики врассыпную?

    В одном из недавних обсуждений разговор случайно затронул тему, которая не имела непосредственного отношения к теме поста. Читательница написала о…

  • Девочка хорошая – слова нехорошие

    На днях я ехала по своему любимому «садово-кольцевому» маршруту «Б» из департамента. Я на нем, в основном, только и езжу, что в департамент и…

  • Пятачок раздора

    Несколько лет назад одна моя коллега N купила по просьбе другой коллеги Z сущий пустяк, стоивший 105 рублей. Возмещая расходы, Z отдала N сто рублей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments

Posts from This Journal “случай из жизни” Tag

  • Кашлянул – попутчики врассыпную?

    В одном из недавних обсуждений разговор случайно затронул тему, которая не имела непосредственного отношения к теме поста. Читательница написала о…

  • Девочка хорошая – слова нехорошие

    На днях я ехала по своему любимому «садово-кольцевому» маршруту «Б» из департамента. Я на нем, в основном, только и езжу, что в департамент и…

  • Пятачок раздора

    Несколько лет назад одна моя коллега N купила по просьбе другой коллеги Z сущий пустяк, стоивший 105 рублей. Возмещая расходы, Z отдала N сто рублей…