Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Об урегулировании уличного движения

Как я полюбила журналы 1920-х годов! На фоне мрачных 1930-х, страницы которых пропитаны потом и кровью, вторая половина двадцатых выглядит милой картинкой свободной торговли и безграничных надежд.

Ни страха, ни напряжения, ни лицемерия – как это контрастирует с ближайшим будущим…

Правда, безбоязненно читать можно периодику только до 1928 года. Позднее на страницы пробирается дрожь, а упоминания «недремлющих врагов» становятся все более и более навязчивыми…


Если вы взглянете на фотокарточки того времени, на которых запечатлены московские улицы, то удивитесь полной неразберихе, царящей на всех магистралях. Броуновское движение пешеходов и транспорта было нормой, и то, что Остапы Бендеры то и дело попадали под лошадь, никого не удивляло.
Кстати, так было не только в России, но и в развитых странах, хотя об упорядочивании транспортных и пешеходных потоков там задумались раньше.

uregulirovanie1_1.jpg

В Москве отсрочка была связана с войной, но как только начала восстанавливаться экономическая деятельность населения и мирная городская жизнь, кризис уличного движения заявил о себе во весь голос.

Быстро растущий город требовал увеличения пропускной способности улиц и, соответственно, новых правил поведения на них.

Наши предшественники руководствовались той же логикой, что и мы, и спустя сто лет их предложения звучат очень разумно.

Самым правильным было расширение старых и прокладка новых улиц, но такие радикальные меры требовали времени и денег. Конечно, все это вскоре произойдет: часть зданий пойдет под снос, часть - будет передвинута. В те годы подвинуть здание было обычной практикой, и когда я читаю об этом опыте, мне начинает казаться, что в Москве нет домов, которые бы стояли на первоначальном месте.

Помимо кардинальных перемен, которые назревали со всей очевидностью, принимались весьма разумные и взвешенные решения технического и административного характера.

Перечислю их, чтобы вы тоже могли восхититься рационализмом москвичей 1920-х годов.

Во-первых, постепенно была запрещена уличная торговля в местах интенсивного движения.

Вы только представьте: до середины 1920-х палатки и киоски располагались посреди дороги, в самом водовороте, мешая движению экипажей, автобусов, автомобилей, трамвайных вагонов и пешеходов (пешеходы тоже передвигались не по тротуарам или обочинам, а кто куда вздумает, кратчайшим путем). Такая картина наблюдалась не только на мелких улочках, но и на центральных магистралях: Мясницкой, Сретенке, Петровке, Тверской, Арбате, Кузнецком мосту (все они еще носили свои исторические названия!).

Во-вторых, была внедрена европейская практика регулирования движения на перекрестках и система кругового движения на площадях.

uregulirovanie2_1.jpg

До конца 1920-х годов в Москве их просто не существовало, и на площадях движение было максимально беспорядочным и аварийно-опасным, поскольку каждый экипаж стремился пересечь площадь по кратчайшей линии.

Представляете, если бы сейчас кто-то учинил нечто подобное?

В конце 1920-х ни о каком приоритете речи еще не шло: надо было приучить водителей хотя бы двигаться в одном направлении – против часовой стрелки.

Третья мера – одностороннее движение на узких улицах.

Для обозначения одностороннего движения еще не использовались привычные нам знаки - просто вывешивалось предупреждение «въезд воспрещен!».

uregulirovanie3_1.jpg

Параллельные улицы устраивались как разнонаправленные, что вполне логично.

Первыми односторонними переулками стали Столешников, Глинищевский и проезд Художественного театра.

Поразительно, что за сто лет ничего нового не придумано, и в последние годы наши городские власти идут тем же самым путем.

Ради безопасности пешеходов, о которой, похоже, всерьез задумались впервые, через мостовые были проложены асфальтовые дорожки. Они стали первыми пешеходными переходами. Для того чтобы горожане понимали, в каком месте следует пересекать улицу, устанавливались столбики с надписями.

Что характерно: экипажам было предписано замедляться при приближении к переходу, но пропускать прохожих им не вменялось.

Возвышенные посадочные площадки у трамвайных остановок и «островки безопасности» - еще одно нововведение лета 1926 года. Они появились не только ради удобства пешеходов, но и как указатель, разделяющий встречные транспортные потоки.

uregulirovanie4_1.jpg

Первые, можно сказать – пилотные, «островки» являли собой деревянные помосты, которые поначалу граждане воспринимали как ограждения земляных работ и потому обходили стороной.

Об американской практике «внеуличных» переходов в виде перекидных мостиков или подземных туннелей москвичи даже не мечтали.

Чтобы обеспечить реализацию всех этих мер, были выделены специальные силы милиции, которая начала работать по образцу и подобию полиции европейских городов, но – без европейской технической оснащенности.

На улицах появились регулировщики, которые жезлами закрывали движение то одному, то другому направлению. Эти новые уличные персонажи можно увидеть в старых кинокартинах.

В 1920-30-е годы регулировщик – новая, и потому модная и привлекательная профессия! Как наши регулировщики завидовали американским коллегам, которые стояли не просто в центре потока, а на возвышении, освещенные разноцветными электрическими лампочками.

uregulirovanie5_1.jpg

Постепенно Москва превращалась в город, устроенный по европейскому типу.

Единственное, чего у нас не было – механизации. Например, сигнальных вышек (светофоров) или таких «черепах», которые заменяли живого полицейского на перекрестке.

uregulirovanie6_1.jpg

Хотели бы вы оказаться на московской улице 1926 года?


Хотели бы вы оказаться на московской улице 1926 года?

Да, там было лучше
0(0.0%)
Да, но только из любопытства
15(83.3%)
Нет, там было хуже
3(16.7%)
Нет, я умру от зависти
0(0.0%)


Tags: журналы, история, чтение
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Неужели это правда?

    Так как горячей воды у нас пока нет (а, может быть, и вне всякой связи с водоснабжением), вечерами мы не принимаем расслабляющие ванны, а смотрим…

  • День музеефикации

    Да, друзья, давненько я не была на столь полезных конференциях, как вчерашняя. Мне кажется, за полдня я проделала увлекательный путь от клинического…

  • Конечно, Адмиралтейство

    Несколько дней назад я попросила вас угадать, какому архитектурному символу Ленинграда было отдано преимущество: Исаакиевскому собору, Адмиралтейству…

  • Есть идеи

    Воистину, сколько увлеченному человеку ни дай витрин, ему все мало! Это я – про себя. Желание сделать музейную экспозицию живой и работоспособной…

  • Стоит только захотеть…

    Это удивительно, но жизнь всегда (или почти всегда) подтверждает наши ожидания, и, если мы чего-то действительно хотим, обстоятельства откликаются…

  • Не будем спорить

    В пятницу утром я поняла, что эффект пустоты, возникший после проводов, не рассеивается. Возможно, дело в дождливой погоде, способствующей…

  • Поразительное сходство: социализм или эпоха?

    На днях я мельком показала вам книжку, название которой может привести в восторг любого читателя: «В мире красоты и радости». Она появилась в нашей…

  • Сестры Шутц и братья

    За семьсот лет существования Кранца и почти восемьдесят – Зеленоградска в городе родилось и умерло огромное количество жителей. Я затрудняюсь…

  • В профиль - это сбоку

    Вот уже третий день за завтраком я гуляю по Русскому музею, который находится в Санкт-Петербурге. Правда, пока я брожу по обширной экспозиции только…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments