Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Позвони мне, позвони

Друзья, мне очень приятно, что вам понравился наш телефон фирмы Nordfern.

Для меня он – одна из самых дорогих вещиц прошлого. Этот телефон мелькает на домашних фотокарточках того времени и прочно ассоциируется у меня с жизнью, в которой были близкие мне люди.


В советские годы телефонный аппарат был единственной возможностью связаться с миром, не выходя из дома. Его отсутствие означало либо необходимость отложить решение всех вопросов до личной встречи, либо долгое ожидание ответа на письмо, отправленное почтой. Промежуточным неудобством был звонок из уличного телефона-автомата, до которого надо было идти и звонить из которого имело смысл только в том случае, если у второго абонента был домашний или служебный телефон (а абонент при этом находился рядом с ними).

Например, если мне в детстве нужно было связаться с работающей мамой, я не могла этого сделать. Во время работы мама к телефону не подходила, потому что единственный общедоступный аппарат стоял на другом этаже психоневрологического санатория и предназначался для звонков родственников пациентов. Понятно, что и в пути она была недоступна для связи. Все вопросы мне приходилось решать самостоятельно или откладывать до вечера.

Несмотря на то, что телефонизация Москвы началась еще в конце XIX века, и через сто лет домашний телефон был не у каждого. Проводить линии в квартиры разрешили только в 1921 году. О телефоне мечтали, его установку ждали годами.

В коммунальной квартире, в доме в Старосадском переулке, где моя мама жила с родителями и многочисленными соседями до 1961 года, был один телефон на всех, и даже он был невиданной роскошью. Телефонная линия К-5-43-27 была проведена в квартиру сразу после войны только благодаря тому, что мой дедушка занимал должность, которая предусматривала круглосуточную связь с руководством. Будь его работа менее ответственной, никакого телефона бы не было.

Не хочу воспевать романтику коммунального быта, но дух взаимопомощи в Старосадском переулке был. Мой дедушка мог повесить телефонный аппарат в своей комнате, но сделал его общедоступным, разместив в коридоре.

Когда мама и бабушка переехали в отдельную квартиру, они были счастливы дважды – жить без соседей и иметь свой телефон.

До 1968 года телефонные номера в Москве были шестизначными и с использованием букв, что и объясняет наличие буквенного обозначения на наборном диске. Буква «З» пропускалась из-за ее сходства с тройкой, а «Ё» и «Й» - из-за сходства с «Е» и «И».

Каждая буква указывала на определенную телефонную станцию. Например, в номере со Старосадского переулка «К» - Центральная телефонная станция.

Традиция буквенных номеров не была чисто московской, и все, что связано с телефонизацией, приходило к нам с Запада. Это было время телефонов и телефонных книжек.

pozvoni_1.jpg

В 1968-м буквы заменили цифрами. Гражданам разъяснили, как производить замену – взглянуть на наборный диск и поменять букву на соответствующую ей цифру.

Если вы посмотрите на аппарат, то сразу сообразите, что вместо буквы «А» в номере стали писать «1», а вместо «К» - «9».
Кстати, тогда же появилась автоматическая междугородняя связь, что было очень актуально для моей бабушки, так как ее сестры жили в Ленинграде и в Петрозаводске. До этого нужно было звонить на номер 07 и делать заказ, указывая город, номер абонента и продолжительность планируемого разговора. Самой популярной длительностью беседы были 3 минуты.

Автоматическая схема все упрощала: набираешь 8, дожидаешься длинного гудка, далее набираешь код города (можно посмотреть в справочнике) и номер абонента. Такой разговор был дороже, но и не обрывался по истечении короткого времени.

В квартире, которую в 1972 году получили мои родители, телефон был «спаренным», то есть один номер числился за двумя квартирами. Если соседи разговаривали, мы звонить не могли. Думаю, что неудобства, связанные с этим, очевидны, особенно если в качестве «пары» вам доставался болтливый сосед или многочисленное семейство. Да, телефонная связь была безлимитной, но часто – недоступной.

Сейчас я пользуюсь стационарным телефоном только на работе. У меня в кабинете есть и городской и так называемый местный телефон, а аппарат имеет классический вид, что очень удобно.

За домашний телефон мы просто вносим плату, но уже много лет им не пользуемся. Мог ли советский человек представить себе такую роскошь: телефон есть, но не нужен?

Вы пользуетесь домашним городским телефоном?


Вы пользуетесь домашним городским телефоном?

Да, постоянно
7(13.0%)
Нет, никогда
27(50.0%)
Очень редко
20(37.0%)


Tags: история, личное, повседневность
Subscribe

Posts from This Journal “повседневность” Tag

  • Наше советское детство: «Работница» и «Крестьянка»

    Несмотря на то, что в 1970-80-х годах, на которые выпало мое детство, я не была ни работницей, ни крестьянкой, одноименные советские журналы стали…

  • Наше советское детство: шитье и мода

    Популярность кройки и шитья в советские годы обусловливалась тотальным дефицитом. Кого-то отсутствие товаров побуждало искать «связи» и обходные…

  • Ловкость рук и никакого

    Вы замечали, что, если есть, одновременно занимаясь другим делом, организм бездумно заглатывает пищу и не ощущает насыщения? Вы сидите за столом,…

  • Наше советское детство: одежда

    Глядя на мои детсадовские фотокарточки, кто-то может сказать, что в детстве я была одета бедно. Хлопчатобумажные колготки, сатиновые платья,…

  • Маска, я тебя не знаю

    Год назад мы и представить не могли, что защитные маски станут неотъемлемой частью повседневного гардероба любого законопослушного гражданина.…

  • Фанат онлайна

    На днях я поняла, что окончательно и бесповоротно стала фанатом онлайна. Он воспринимается мной как приятный и рациональный формат деловой жизни,…

  • На фоне обязательств

    Накануне отпуска я была вынуждена отодвинуть ряд дел на потом, то есть на то время, когда вернусь в Москву. Всем, кто писал или звонил с какими-то…

  • Наше советское детство: детский сад

    Дошкольное детство – абсолютно беззаботная пора. У меня оно было таким, и я надеюсь, что у вас тоже. Безмятежным и легким мое детство было и до…

  • Бебель – не Бабель

    Бабеля знают все. Некоторые его даже читали. А Бебеля? Я бы никогда им не заинтересовалась, если бы не собралась в путь, не вытащила из кладовой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Posts from This Journal “повседневность” Tag

  • Наше советское детство: «Работница» и «Крестьянка»

    Несмотря на то, что в 1970-80-х годах, на которые выпало мое детство, я не была ни работницей, ни крестьянкой, одноименные советские журналы стали…

  • Наше советское детство: шитье и мода

    Популярность кройки и шитья в советские годы обусловливалась тотальным дефицитом. Кого-то отсутствие товаров побуждало искать «связи» и обходные…

  • Ловкость рук и никакого

    Вы замечали, что, если есть, одновременно занимаясь другим делом, организм бездумно заглатывает пищу и не ощущает насыщения? Вы сидите за столом,…

  • Наше советское детство: одежда

    Глядя на мои детсадовские фотокарточки, кто-то может сказать, что в детстве я была одета бедно. Хлопчатобумажные колготки, сатиновые платья,…

  • Маска, я тебя не знаю

    Год назад мы и представить не могли, что защитные маски станут неотъемлемой частью повседневного гардероба любого законопослушного гражданина.…

  • Фанат онлайна

    На днях я поняла, что окончательно и бесповоротно стала фанатом онлайна. Он воспринимается мной как приятный и рациональный формат деловой жизни,…

  • На фоне обязательств

    Накануне отпуска я была вынуждена отодвинуть ряд дел на потом, то есть на то время, когда вернусь в Москву. Всем, кто писал или звонил с какими-то…

  • Наше советское детство: детский сад

    Дошкольное детство – абсолютно беззаботная пора. У меня оно было таким, и я надеюсь, что у вас тоже. Безмятежным и легким мое детство было и до…

  • Бебель – не Бабель

    Бабеля знают все. Некоторые его даже читали. А Бебеля? Я бы никогда им не заинтересовалась, если бы не собралась в путь, не вытащила из кладовой…