Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Привыкла быть Татой

На днях я стала случайным свидетелем разговора двух дам (мы оказались в одном лифте и несколько секунд ехали втроем). Одна из попутчиц с возмущением рассказывала своей приятельнице о третьей даме.
- И тут она мне заявляет: зовите меня Татой – мне так привычнее. Представляешь?!
- А как ее зовут-то?
- Татьяна. Видишь ли, она привыкла быть Татой! Какая она мне Тата?! Пусть ее так дома зовут!


На этом месте я перестала быть свидетельницей разговора, поскольку приехала на нужный этаж, и продолжение истории о том, как лифтовая дама станет обращаться к Татьяне-Тате, навсегда останется загадкой.

И тем не менее этот короткий фрагмент разговора заставил меня задуматься об именах, точнее – об их «домашних» формах, которые были чрезвычайно популярны в прошлом столетии, и, как оказалось, не исчезли до сих пор.

Речь не о ласковых прозвищах типа Зайки, а о таких формах собственных имен, которые являются довольно стандартными.

Если мы обратимся к мемуарам, освещающих события первой половины ХХ века и ранее, то встретим упоминания таких имен, как Ляля (в полной версии - Оля, Лена и др.), Тата (Наталья, Татьяна), Мура и Муся (за этими именами может скрываться практически любое женское имя), Боба (Борис), Додя (Всеволод).

Какую реакцию вызывают такие «домашние» имена, если их используют применительно к взрослым людям? Чем они являются? Проявлениями старомодной обывательской культуры? Или симптомами страха взросления? Ведь 40-летняя Ляля – это не маленькая Оля или Лена, как и Боба, который уже давно Борис Сергеевич.

Домашние имена и прозвища – очень интересное явление. Обычно они призваны подчеркнуть интимный характер отношений и душевную близость, которая существует между людьми. Вероятно, поэтому такие имена могут вписаться в контекст повседневного семейного общения, но всегда диссонируют с производственной ситуацией, исключающей интимность.

Мне кажется, что даму из лифта возмутили именно эти необоснованные притязания некой Татьяны-Таты на нежность и признание, с которыми ассоциируются дети и «детские» имена, но которые отсутствуют в тех отношениях, которые сложились или складываются у нее с лифтовой дамой.

Мою бабушку Ольгу Николаевну многие звали Лёлей. Среди своих сестер она была только Лёлей и никогда – Олей.

Но я не представляю себе ситуацию, чтобы она представилась где-то домашним именем или попросила, чтобы к ней обращались так, как она привыкла. И для соседей, и для коллег она была Ольгой, Ольгой Николаевной или Олей – в зависимости от формата отношений. Имя Лёля использовалось исключительно в общении с близкими.

Я думаю, что когда в семейном обиходе и в приятельском общении используются подобные имена, это понятно. Но за его пределами?

Помимо претензий на какое-то особое отношение, в требовании обращаться, используя домашнее имя, скрывается что-то патриархально-языческое. Если обратиться к древней истории, то мы обнаружим в ней интересный факт: на Руси новорожденным присваивали домашние имена, чтобы обмануть злых духов, убеждая их, что это «не тот» ребенок. Например, ребенка называли Ненаш или Найден, возлагая на имя-обманку определенные мистические надежды.

Конечно, у ребенка имелось и «нормальное» имя, но его знали только родители. И во всей этой традиции очень ярко отражается целый ряд психологических черт, свойственных магическому мышлению, которое допустимо для детей раннего возраста, но в социальном контексте является признаком примитивных культур.

Думаю, что и заявление «зовите меня Татой», вызвало негативную реакцию не только своей неуместностью (я не знаю, кем приходятся друг другу Татьяна, упомянутая в разговоре, и дама из лифта, но они явно знакомы недавно), но и отражением примитивизма мышления и недостатка культуры, которые скрываются за такой просьбой.

А что думаете вы?


Просьба обращаться, используя «домашнее» имя, к которому человек привык, является

Совершенно нормальной
39(37.1%)
Недопустимой, обнаруживающей недостаток культуры
10(9.5%)
Отражающей претензии на особое отношение
28(26.7%)
Признаком психологической незрелости
28(26.7%)

Tags: психолог, разговоры
Subscribe

Posts from This Journal “психолог” Tag

  • Можно ли приспособиться к эпидемии?

    Наша жизнь постоянно меняется, и многие перемены носят весьма значительный и внезапный характер. Взять, например, пандемию. Кто мог предположить,…

  • При ближайшем рассмотрении…

    Толерантность нельзя измерить объективно, однако любого человека можно отнести к более или к менее терпимым людям, проанализировав его отношение ко…

  • Мечтай, планируй и загадывай

    Некоторые считают мечтания и грезы пустой тратой времени или, что еще хуже, связывают их с риском дальнейших разочарований. Для них мечта – это…

  • Нетворкинг и совесть

    Назовем вещи своими именами и признаем, что буквальный перевод английского слова networking - плетение сети - очень точно отражает суть данного…

  • В продолжение вчерашнего разговора...

    То, что люди говорят о быте или критически обсуждают поступки лиц из ближайшего окружения, подтвердили многие. И с тем, что преимущественное…

  • О чем говорят взрослые

    В детстве я была уверена, что любой разговор взрослых людей – это разговор о важным вещах, непостижимых для детского ума. Я не сомневалась, что если…

  • Эволюция дыры

    Полтора-два столетия назад одеваться было легко и просто. Если человек относился к трудягам, не разгибающим спину от рассвета до заката, то ему…

  • Хомяки

    В одной из бесед с коллегами внезапно прозвучала мысль, которая ранее не приходила мне в голову. Высказавшая ее женщина весьма лояльно относится к…

  • Личная тема

    Друзья, мы с вами так давно знакомы, что я готова затронуть самую личную из всех личных тем, какие могут быть у женщины, родившейся в конце…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 106 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →