Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Не убить себя

Тему суицидов в нашем обществе предпочитают не обсуждать. С одной стороны, у нас распространено огромное количество мифов о самоубийствах и психологии лиц, добровольно уходящих из жизни, а с другой стороны - на уровне диалога науки и обывателя общение как-то не складывается.

Это и понятно: неизведанное пугает и одновременно влечет людей, заставляя их придумывать небылицы и давать необъяснимому сказочные интерпретации.


Например, многие убеждены, что вопрос о наличии суицидальных планов («не думали ли вы о том, чтобы покончить с собой») может оказать провоцирующее действие и подтолкнуть к тому, чтобы убиться.

На самом деле, подавляющее большинство суицидентов страдают от одиночества и безразличия, и нуждаются в вопросах, которые позволили бы им искренне поведать о своих душевных переживаниях.

Если происходит резонансное событие, граждане возбуждаются, прикладывают усилия, чтобы разузнать детали, и пересказывают друг другу фабулу инцидента, добавляя к ней свои творческие фантазии. Так происходит со всеми темами, в том числе – с самоубийствами.

Но когда мы предлагаем сесть и конструктивно обсудить профилактические меры, ознакомив аудиторию с реальными, а не выдуманными фактами, граждане сникают и предпочитают использовать время для ковыряния в носу.

Нередко специалистам приходится стучаться в закрытые двери, пытаясь доказать актуальность внимательного отношения к теме, но их предпочитают не слышать, чтобы не портить общего беззаботного настроения.

И вот складывается ситуация, когда проблему уже никак нельзя игнорировать...

Вопрос: почему пациенты обычных, не психиатрических, больниц изредка совершают суициды? Что побуждает их принять такое решение?

По данным исследований, пациенты многопрофильных больниц добровольно убивают себя не из-за невыносимой физической боли (ее успешно купируют медики), а на фоне тревоги и депрессии.

Как способ умерщвления они предпочитают падение с высоты (иногда – повешение), выбирая предрассветные часы.

Чаще всего суициды совершают пациенты онкологического профиля, для которых длительное умирание становится более мучительным, чем быстрая гибель.

На втором месте – больные, переведенные из палат интенсивной терапии в обычную. Казалось бы, кризис миновал и угроза существованию устранена – живи да радуйся! Ан нет. Пациент начинает осознавать тяжесть своего состояния, переживать по поводу утраты ряда функций и принимает решение, что в сложившейся ситуации лучше умереть, чем «так жить».

Предположим, что в эти сложные минуты, когда делается выбор между жизнью и смертью, рядом с ними оказался близкий человек. Отменилось бы роковое решение?

А если бы рядом оказался психолог?

И еще более дерзкий вопрос: стоит ли удерживать человека, который считает, что вправе самостоятельно, без постороннего участия, распоряжаться собственной жизнью?

Я убеждена, что мы не можем заставить человека жить дальше, но помочь ему захотеть это сделать, мы обязаны.

Вчера мы обсуждали тему профилактики суицидов у пациентов разного возраста, которые проходят лечение в обычных больницах. Обсуждали в формате видео-семинара с медицинскими работниками. Докладчики (нас было четверо) выступали с сообщениями, а руководители и врачи нескольких десятков больниц по видеосвязи участвовали в мероприятии.

suitsyd1_1.JPG

suitsyd2_1.JPG

Очевидно, что никто не может нести ответственность за решения, принятые взрослым человеком (в случае ребенка вся ответственность за его поступки ложится на его родителей).

И тем не менее открытым остается вопрос: есть ли тот, кто может повлиять на чужое решение убить себя и предотвратить необратимые последствия?


Кто может повлиять на чужое решение убить себя и предотвратить необратимые последствия?

Члены семьи, близкие
16(61.5%)
Друзья
1(3.8%)
Врачи
0(0.0%)
Соседи по палате
0(0.0%)
Психолог
4(15.4%)
Нет, только сам человек
5(19.2%)


Tags: профессия
Subscribe

Posts from This Journal “профессия” Tag

  • Всеобщая любимица

    Немного загадочности: чего все на работе ждут и чему все радуются? Что даже самые нерадивые работники считают вполне заслуженным? Отсутствию чего…

  • Сад, где растут дети

    Фридрих Фрёбель – это имя знакомо только знатокам истории педагогики. Сын пастора, рано лишившийся матери и проведший все детство на чужих руках, он…

  • Работать, чтобы жить

    Если составить два списка – список моих должностных обязанностей и список того, что делаю помимо должностной инструкции, но в прямой связи со своей…

  • Врач и больной: конфликт неизбежен?

    Любая болезнь нарушает привычный ход жизни и вторгается в повседневность теми неудобствами, которые обычно несет с собой. Я не говорю о легких…

  • В окружении лидеров

    К концу недели я так увлеклась работой, что тащу ее домой большими сумками, и на творческие занятия типа вечернего сочинения постов у меня не…

  • Дорогая простота

    Как же мне нравятся докладчики с простыми презентациями! Те, которые не стремятся сделать из своего выступления компьютеризированное шоу, насыщенное…

  • Куда исчезли нормальные свиньи?

    На днях я присутствовала на презентации диагностического теста, после которого пришла домой с чувством легкого эстетического отравления… Было…

  • Почти финал

    Наш проект с условным названием «интернаты» практически завершен, и теперь я как порядочная буду проводить выходные на даче. Осталось совсем…

  • Индекс ответственности

    Друзья, вы все - не просто читатели. Вы все – свидетели «по делу об интернатах». Вы свидетели того, как я оттягивала обсуждение этой темы, пытаясь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments