Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Category:

Психоневрологический интернат: родители

У всех детей, проживающих в интернатах, были или есть родители. Изучив ситуацию в целой стране, я не встретила ни одного случая, когда ребенок взялся бы ниоткуда – у каждого имелись биологические мамы и папы.

У большинства детей они есть сейчас, то есть по земле ходят женщины и мужчины, которые произвели ребенка на свет и более не желают им заниматься. Я говорю это без осуждения, поскольку рождение и воспитание ребенка с отклонениями в развитии – задача, которая под силу далеко не каждому.


В любом интернате живут дети двух социальных категорий: статусные и не-статусные. В данном случае под «статусными» подразумеваются не «особо важные персоны», а сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.

С точки зрения законодательства, между ними есть разница: сирота – ребенок, у которого единственный или оба родителя умерли, а оставшийся без попечения – ребенок, родители которого не исполняют свои обязанности по разным причинам. По сути, и сироты, и дети без попечения имеют один статус – статус незащищенных и лишенных простого семейного счастья.

Кроме таких детей, в интернатах проживают и родительские дети. В среднем таких детей – 30%, и именно они относятся к не-статусным.

По этическим соображениям я не стану показывать фотографии детей, на которых они могут быть идентифицированы, но даже по некоторым снимкам вы можете получить хотя бы фрагментарное впечатление о тяжести их состояния.

pni_rodit1_1.JPG

pni_rodit2_1.jpg

pni_rodit3_1.jpg

pni_rodit4_1.JPG

Поверьте: ребенок, требующий круглосуточного внимания независимо от своего возраста – серьезное испытание. С воспитанием такого ребенка затруднительно совмещать работу, выходы из дома, личную жизнь.

Ошибочно полагать, что от заботы о своем ребенке отказываются только родители с низкой социальной ответственностью. Напротив, среди доверивших свое дитя государственному обеспечению немало благополучных и широко известных в узких кругах личностей. Еще больше их среди тех, кто отказался от ребенка сразу после обнаружения у него нарушений в развитии. Когда спустя годы органы опеки разыскивают таких мам и сообщают им радостную весть о том, что на счет ребенка положено выплачивать алименты, успешно социализированная и/или известная личность стремится «замять дело» и предпринимает колоссальные усилия, чтобы скрыть наличие такого прошлого от своего нынешнего окружения.

То, что родители «сдают» своего сына или дочь (причем «сдают» как сразу после рождения, так и спустя годы) – печальное событие, но осуждать их решение никто из нас не имеет права.

Другое дело – полное безразличие и активное избегание любых трат, связанных с ребенком.

Многие не догадываются, что отказ от ребенка не влечет за собой отсутствие ответственности за него, и не знают, каждый родитель-отказник обязан платить алименты до совершеннолетия ненужного ему отпрыска, и отказ от ребенка не освобождает мать (и ее мужа) от алиментных обязательств. Думаю, для некоторых читателей это тоже новость.

Как правило, отцы у воспитанников интернатов имеются лишь виртуально, и в их адрес гнев праведников не направляется. Объектом всеобщего осуждения является женщина, которой на момент родов может быть катастрофически мало лет.

pni_rodit5_1.jpg

Значительная часть воспитанников специализированных детских домов имеют родителей с действующими родительскими правами. Родительские права, в отличие от водительского удостоверения, вручаются на длительный срок, но владеть правами и исполнять свои обязательства – не одно и то же. Нередко родители используют эти права весьма своеобразно: продолжают получать пособие на ребенка-инвалида, формально посещая его на четверть часа раз в квартал. Получается, что ребенок живет на полном государственном обеспечении, а его мама и папа регулярно получают от государства своеобразную «премию». Правда, никто им не завидует…

Эта коллизия – одновременное нахождение ребенка на полном пансионе и материальная поддержка его безответственных родителей путем регулярных выплат пенсии – требует законодательного вмешательства.

Удивительны также ситуации, когда в течение многих лет ребенком никто не интересуется, но в случае его смерти внезапно обнаруживается бесчисленное число наследников. Эти ситуации доказывают, что с наследственным правом в нас в стране полный порядок: претенденты получают все до копейки.

Что же делать с нерадивыми родителями, которые не интересуются ребенком, помещенным ими в интернат? Как быть, если они не поддаются на увещевания и продолжать игнорировать свое дитя?

Правильным ответом тут может быть только один: лишать родительских прав. И не для того, чтобы они перестали подсасывать пенсионный бюджет, а для того, чтобы у ребенка появился шанс на усыновление или опеку!

Правда, в этой связи возникают две проблемы.

Проблема первая: убеждение некоторых уполномоченных лиц в том, что «семья неприкосновенна». Когда я сталкиваюсь с ситуациями насилия в семье, которые разбираются на фоне демагогических рассуждений о неприкосновенности и святости семейных уз, мне хочется устроить революцию. Маленькую революцию в отдельно взятой чиновничьей голове. Бескровную, но победоносную.

Вторая проблема заключается в том, что усыновлять ментальных инвалидов готовы преимущественно граждане других государств, а соотечественники предпочитают брать на себя заботу о чужих детях с меньшей охотой. В регионах, где за каждого подопечного выплачивается солидная (по местным меркам) доплата, люди охотнее берут сирот на воспитание. Однако и тут встречаются странности: иногда детей берут не ради того, чтобы сделать их жизнь лучше, а с целью повышения своего материального уровня и в качестве бесплатной рабочей силы.

Контролировать жизнь детей в новой семье довольно затруднительно. Почему – см. проблему первую…

Tags: заметки, профессия
Subscribe

Posts from This Journal “профессия” Tag

  • Не фефекты фикции

    Я, конечно, хорошо устроилась со своими тремя образованиями: у меня теперь в году – несколько профессиональных праздников! Представляете? И, несмотря…

  • Ни при каких обстоятельствах

    Осенний Вышний Волочёк произвел на меня сложное впечатление. С одной стороны, это город, который можно уверенно причислить к любезным сердцу, милым…

  • Выйти на полпути

    Съездила в Вышний Волочёк, название которого правильнее было бы писать иначе - Волочок. Целью поездки, носившей сугубо деловой характер, был…

  • Праздник, исключающий поздравления

    Есть такие праздники, к которым непонятно, как относиться. И поздравления в адрес тех, кто к ним непосредственно относится, выглядели бы странно… С…

  • Всеобщая любимица

    Немного загадочности: чего все на работе ждут и чему все радуются? Что даже самые нерадивые работники считают вполне заслуженным? Отсутствию чего…

  • Не убить себя

    Тему суицидов в нашем обществе предпочитают не обсуждать. С одной стороны, у нас распространено огромное количество мифов о самоубийствах и…

  • Сад, где растут дети

    Фридрих Фрёбель – это имя знакомо только знатокам истории педагогики. Сын пастора, рано лишившийся матери и проведший все детство на чужих руках, он…

  • Работать, чтобы жить

    Если составить два списка – список моих должностных обязанностей и список того, что делаю помимо должностной инструкции, но в прямой связи со своей…

  • Врач и больной: конфликт неизбежен?

    Любая болезнь нарушает привычный ход жизни и вторгается в повседневность теми неудобствами, которые обычно несет с собой. Я не говорю о легких…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments