Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Кранц и шпионы

Наш тихий Кранц обошли стороной все громкие события прошлого века. Размеренная и скромная бюргерская жизнь текла здесь своим чередом не только в мирное время, но в годы глобальных войн. Только в самом конце Второй мировой войны все изменилось кардинальным образом: в феврале 1945-го в Кранц вошли красноармейцы, и местные жители были вынуждены покинуть родные места – спокойно и организованно.

Даже приход к власти Гитлера не отразился на жизни Кранца: среди горожан идеи нацизма категорически не пользовались популярностью, и аполитичные обыватели долгое время пребывали в полном неведении относительно того, какие тучи сгущаются над их головами.


Властями всех мастей Кранц рассматривался исключительно как курорт, что сохранило его первозданный вид и стиль жизни. Эта жизнь всегда подчинялась здесь одному девизу: «Должен бы порядок» («Ordnung muss sein»), и никакие политические и военные перипетии не могли на него повлиять. Знаменитый немецкий оrdnung напрасно считается клише, характеризующим национальную культуру. Воспоминания советских переселенцев, отправленных на освоение отобранных у Германии земель, пестрят восторгами по поводу того, каким организованным был немецкий быт (несмотря на лишения и тяготы военного времени). Ответственность, трудолюбие и честность – вот качества, которые входили в систему ценностей местных жителей. И порядок, знаменитый оrdnung, распространялся не только на ухоженные кухни, гостиные и дворики, но и на сферу отношений и поступков.

Жилые дома в Кранце всегда были добротными, потому что слово «качество» не было здесь пустым звуком.

Курортная жизнь строго регламентировалась, что делало отдых доступным для широких масс. Задрать цены или снизить качество обслуживания – такое было недопустимым.

Спокойная, размеренная, неспешная и понятная жизнь – не это ли делает нас счастливыми во второй половине жизни?

Кранц был тихим курортом, в который люди приезжали ради отдыха и восстановления сил. Наверняка, и здесь закручивались курортные романы, но главными факторами, ради которых отдыхающие стремились в эти края, были тишина, морской воздух и комфорт, не испорченный роскошеством.

Возможно, именно поэтому в Кранце никогда не происходило никаких шумных событий, и вопрос, который мне на днях задал муж: «А здесь вообще существует преступность?», вероятно, был навеян духом сохранившейся здесь буржуазной умиротворенности.

Однако…

Известно, что советские спецслужбы в предвоенные годы весьма активно использовали территорию Восточной Пруссии для проведения своих тайных операций, но был ли вовлечен в этот процесс наш городок?

Да, однажды был!

Именно в Кранце в условиях глубочайшей конспирации проводил встречи со связными советский шпион Люкс! И было это во второй половине 1930-х годов, накануне Второй мировой войны.

Деловые партнеры Люкса в различных государственных учреждениях и экономических структурах Восточной Пруссии сообщали ему много полезной информации, которая позже становилась известна советской разведке.

Правда, он не знал, что работает на советскую разведку, а думал, что приносит пользу военной разведке Литвы. На самом деле агент литовской разведки, завербовавший Люкса, был советским разведчиком.

Встречи шпионов проходили в маленьких курортных городах балтийского побережья - в Раушене (ныне – Светлогорск), Тильзите (Советск) и нашем тихом Кранце: Люкс прятал зашифрованные сообщения, написанные на тонкой папиросной бумаге, в переплёты книг, которые передавал связному за столиком в кафе или на променаде.

Вообще в 1930-е годы СССР имел довольно высокий уровень разведывательной осведомленности о Восточной Пруссии, и советские шпионы тщательно собирали любую информацию, могущую дать сведения о дислокации, численности и вооружении вермахта.

Судьба Люкса сложилась не очень удачно. Считается, что в 1940-м году он застрелился, поняв, в какую передрягу попал.

Tags: Кранц, заметки, история
Subscribe

Posts from This Journal “Кранц” Tag

  • Отпуск с перевыполнением

    Пришло время представить отчет о проделанном отдыхе. Я намеренно отложила его на несколько дней, дав возможность времени очистить воспоминания от…

  • День отъезда

    Самым грустным всегда становится день отъезда. Завершение любого этапа жизни, пусть и очень непродолжительного, переживается как утрата, поскольку…

  • Руками жителей

    Я всегда ощущала в Кранце ту теплую заботу, которую проявляли по отношению к нему первые жители – те, кому посчастливилось родиться и жить здесь в…

  • Маски и шапочки

    Я не знаю, благодаря чему в Зеленоградске соблюдают правила, к которым в Москве относятся с пренебрежением, но факт остается фактом: здесь граждане…

  • Каждый мой вечер

    Вечер – самая короткая часть суток, которая в моем случае длится всего четыре часа. Однако это и самая поэтическая часть, драматургия которой…

  • Каждый мой день

    День – моя самая любимая часть суток. Для меня он начинается в полдень и заканчивается ровно в шесть. Если сравнить утро и день с чтением книги,…

  • Каждое мое утро

    Больше всего в Кранце я люблю раннее утро. Нет ничего прекрасней ощущения нового дня, когда солнце начинает деликатно заглядывать в спальню и…

  • Как женятся в Кранце

    В субботу в городском ЗАГСе традиционно заключаются браки. Может быть, люди женятся и в другие дни недели, но я этого ни разу не видела. Кто был…

  • Скромность – признак благополучия

    Чем хуже повседневная жизнь, чем сильнее она не устраивает человека и чем меньше в его мире того, что зовется внутренним, тем отчаяннее ему хочется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments