Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Принудительное благородство

Вчера всю дорогу до областного интерната и обратно я слушала радиостанции, которые выбирал наш водитель, поэтому теперь я знакома со всеми экспертными мнениями, высказанными по поводу произошедшей накануне трагедии.


Почему сгорело столько пассажиров?

Есть ли в их гибели вина тех граждан, которые затрудняли эвакуацию, желая спасти не только свое тело, но и перелетавшее вместе с ним барахло? Профессионально ли выполнили свою работу наземные службы?

Есть ли настоящее и будущее у отечественного авиапрома?

На вопросы, прямо и косвенно связанные с авиакатастрофой, отвечали разные люди, которые имеют большой опыт работы в авиации и отличную теоретическую подготовку. Добавлять к их профессиональным рассуждениям свои обывательские домыслы нет никакого смысла, однако обобщить услышанное и сделать выводы, пожалуй, стоит.

Катастрофа не заканчивается в момент, когда полностью потушен пожар. Она продолжается в последующих событиях, в принятых решениях, в действиях и высказываниях официальных лиц, и это своеобразное эхо является чрезвычайно важным.

Когда во всех эфирах зазвучали сомнения в качестве самолета «Sukhoi Superjet 100», с которым за год эксплуатации случилось восемь (!) серьезных происшествий, все ожидали логичной реакции главы министерства – приостановки эксплуатации этой модели до выяснения всех обстоятельств и восстановления репутации самолета.

Такая приостановка могла бы продемонстрировать ответственное отношение к безопасности полетов.

К слову, вчера вечером мой зять должен быть лететь в Вену рейсом «Аэрофлота» именно на «Сухом Суперджете 100» (вот случайное совпадение!), и я была уверена, что авиакомпания заменит борт. Сбылись ли мои ожидания? И да, и нет.

Глава Минтранса заявил, что не видит причин (!) для приостановки полетов «Sukhoi Superjet 100», однако в Австрии по этому поводу, к счастью, имеется другое мнение. Вена культурно попросила не прилетать на самолетах с подмоченной репутацией, что вынудило «Аэрофлот» отменить рейс.

Таким образом, зять полетел в свою короткую деловую поездку не вечерним «Аэрофлотом» на самолете с неподтвержденной надежностью, а утренними «Австрийскими авиалиниями» на «Airbus A320».

Реакция главы Министерства транспорта перечеркнула все предшествующие рассуждения о том, какое «большое значение» у нас придается безопасности авиаперевозок, поэтому дальше официальные лица могут не напрягаться, чтобы выглядеть прилично.

Хотелось бы избежать упреков в адрес тех, кто со своими чемоданами и сумками вышагивал по летному полю в сторону аэропорта в то время, как в салоне догорали тела сорока жертв, но я уверена, что они переживут критику. В любом случае эти люди остались в выигрыше: они выжили и получают общественное порицание, в то время как другие умерли и получают общественное сочувствие. Думаю, что эти граждане, не задумываясь, повторно выбрали бы порицание, а не поминание.

Не могу согласиться с тем, что в чрезвычайной ситуации человек ведет себя как-то необычно. Нет, в такой ситуации он ведет себя так, как ему свойственно, но – не оглядываясь на моральные требованиям. Чрезвычайный момент заставляет сбросить маски и вести себя наиболее естественным образом, и то, какое поведение является для него самым характерным, можно наглядно увидеть на видеозаписи.

Да, инстинкт самосохранения вынуждает человека спасать свою жизнь, а не жизнь соседа. Жизнь, а не чемодан!

Говорить, что пассажир полез в багажную полку, обезумев от страха, не стоит – тот, кто вспомнил о вещах, находясь в нескольких метрах от открытого огня, не может считаться «обезумевшим». Что же делать в связи с выявленными обстоятельствами?

Надеяться на то, что в следующий раз в ситуации экстренной эвакуации все пассажиры откажутся от своего багажа в пользу чужой жизни, бессмысленно, а вести душеспасительные беседы в горящем самолете – поздно (и аудитория, видимо, не та). Думаю, что сама конструкция самолета должна исключать подобное поведение. Если бы багажные полки автоматически блокировались в чрезвычайных ситуациях (и пассажиры об этом знали), число спасенных жизней было бы больше. Возможно тогда люди вели бы себя более благородно, пусть и не добровольно, а принудительно…

Tags: заметки
Subscribe

Posts from This Journal “заметки” Tag

  • Вот так подсказали

    Система подсказок, которую в форме навязчивой заботы предлагает моя электронная почта, продолжает вызывать вопросы. Этап удивления сменился этапом…

  • Герои и не-герои

    Не люблю двойные стандарты, когда к «своим» и к «чужим» подходят с разными мерками. И масштаб, на который распространяются двойственные оценки, в…

  • Котлеты с хлебом

    Известно, что слабым местом любой больницы и социального учреждения является пищеблок. Независимо от того, какими силами обеспечивается питание…

  • Как порадовать мужчин?

    Если вы считаете, что 23 февраля – вовсе не «мужской праздник», а день, имеющий отношение только к военнослужащим, я вас понимаю. Я могу согласиться…

  • Отпуск не вписывается в работу

    С начала января я мечтала о поездке в Кранц/Зеленоградск, запланировав ее еще раньше - при составлении графика отпусков. С учетом переноса…

  • Как понять, что это - вовремя?

    Меня нередко спрашивают, почему я практически ничего не пишу о своей работе, ведь она у меня «такая интересная». На самом деле, очень интересная у…

  • Зима, которую отменили

    Помню, как несколько лет подряд я шутливо спрашивала: когда уже наконец отменят зиму? Естественно, на мои шутливые вопросы я получала шутливые…

  • При ближайшем рассмотрении

    Ну, вот так всегда… Стоит присмотреться к объекту своей симпатии повнимательнее, как в нем начинают обнаруживаться дефекты. Конечно, знанием о них…

  • Как последние стали крайними

    Замену прилагательного «последний» на «крайний» я всегда расценивала как проявление мнительности и неуместной осторожности, свойственной неуверенным…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments