Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Помешанный – тоже человек

Помешанный – прежде всего человек, а потому обращаться с ним следует по-человечески. Это человек - больной, а потому его надо жалеть, беречь и холить. Именно с таких слов начинается




В психиатрических больницах того времени работало 4 вида сотрудников: врачи, надзиратели, служители и сиделки. Врачи руководили лечением и уходом, надзиратели заведовали хозяйством, составляли суточные ведомости, вели дневники и отчетные книги отделений, наблюдали за порядком и чистотой в палатах, измеряли температуру тела, выдавали больным шашки, карты, табак, почтовую бумагу и командовали служителями и сиделками. Иногда у надзирателей и надзирательниц были помощники, неотлучно находившиеся в отделении и выполнявшие поручения руководства.

Служители топили печи, мыли палаты, убирали белье, чистили посуду и ухаживали за пациентами.
В больницу пациенты доставлялись родственниками или, по их просьбе, надзирателем с двумя служителями. В приемном покое больного «вежливо и ласково» встречал привратник (швейцар). Он предлагал вновь прибывшему «присесть и тотчас докладывал кому следует о прибытии нового больного». Привратнику запрещалось вступать в разговоры с сопровождающими, «шептаться с ними в присутствии больного, поддакивать их россказням, если больной привезен обманным путем». Чтобы уклониться от ответов на вопросы о внутрибольничном режиме, ему предписывалось говорить, что «сам он внутри больничных помещений не бывает, а потому может ошибиться». Надзиратель должен «придать своему лицу веселое и ласковое выражение, и справившись у больного, какого он звания, сообразно с этим и обращаться с ним». Руководство гласит: «Стало быть, нужно уважать звание, сословие и степень образования больного, и обращаться с ним так, как если бы он был здоровым».

Ценные вещи сдавались на хранение в контору. Все, что родственники сообщали надзирателю относительно привычек больного, начала его болезни, он был обязан в точности передать врачу.
Никаких анализов при поступлении в больницу, конечно, не требовалось. В отделении вновь прибывшего больного купали в теплой ванне (28 градусов по Реомюру), одновременно осматривая на предмет наличия насекомых. После взвешивания и измерения температуры чистому пациенту выдавалась больничная одежда.

За чистотой старательно следили. Палаты убирались 1 раз в сутки «сырыми тряпками или слегка смоченными швабрами». Самой подходящей температурой для больничной палаты считалась температура, равная 14 градусам Реомюра. «Хорошие» палаты выходили на солнечную сторону, а керосиновое и газовое освещение включалось редко из-за «копоти и вони». Постельное белье рекомендовали стелить так, чтобы «швы и жесткие рубцы заплаток не приходились на те места, на которые больной ложится». Служители и сиделки должны были подавать больным пищу «в чистом и приличном виде, чтобы не отбить у брезгливых охоту к еде». При этом ухаживающим вменялось следить, принимает ли больной пищу охотно, не ест ли с отвращением.

В больницах имелись отделения для спокойных больных, для буйных, «мягкие одиночные комнаты», отделения для неопрятных, арестантские отделения.

Основными душевными болезнями в последние годы 19 века считались: идиотизм (тупоумие), ослабление нравственного чувства, меланхолия, мания, бредовое помешательство, эпилепсия, истерия, прогрессивный паралич, алкоголизм и старческое слабоумие.

В качестве причин душевных болезней признавались душевные потрясения, беспорядочная, развратная жизнь, переутомление мозга чрезмерным умственным трудом, ушибы головы, некоторые заболевания мозгового вещества, сифилис, пьянство, роды, старческое изменение мозговых артерий. Большое значение в генезе расстройств придавалось несчастьям, могущим «привести к помешательству», частым бессонным ночам (вследствие неумеренной умственной работы или развратной жизни). Послеродовое помешательство объяснялось обильными потерями крови и тяжелыми душевными волнениями.

Между тем отмечалось, что перечисленные причины вызывают душевную болезнь лишь у тех, кто предрасположен к таким болезням. Одной из основных предрасполагающих причин называлась наследственность, отягощенная психическими расстройствами или пьянством.

При общении с пациентами персонал придерживался строгих правил. Больным не следовало сообщать «о разных кровавых происшествиях (убийствах, самоубийствах, несчастных случаях), или рассказывать и чертях, ведьмах, привидениях и всяких ужасах, беседовать с ними о состоянии здоровья других больных, о разных происшествиях в больнице».



Последними строчками «Руководства для надзирателей и служительского персонала психиатрических заведений», изданного в Санкт-Петербурге в 1898 году, стали слова из Евангелия: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, сказал Христос (Еванг. От Матфея, гл.7, 12)».

Tags: история, профессия, психолог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments