Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Одна среда тридцать второго

28 сентября 1932 года было средой.

Перед нами лежит стенограмма очередной «павловской среды» –еженедельного клинического разбора, проводимого под руководством академика И.П. Павлова в период с ноября 1931 по февраль 1936 года в психиатрической и нервной клиниках.





Клинические разборы являются обычной практикой для всех психиатрических больниц и представляют собой вариант мозгового штурма в виде обмена мнениями по поводу заболевания конкретного пациента. Обычно в начале «штурма» лечащий врач представляет данные из истории болезни, стараясь излагать материал структурированно и обобщенно, далее производится осмотр больного (классическая клиническая беседа, в ходе которой все присутствующие могут задавать пациенту вопросы), а затем происходит обсуждение увиденного и услышанного. Разумеется, вопросы задаются не из любопытства или заполнения пауз, а с целью получения ценного диагностического материала, позволяющего уточнить диагноз и наметить план лечения (или корректировку первоначального плана, намеченного лечащим врачом). Нередко клинический разбор напоминает конференцию, поскольку частный случай становится поводом для обсуждения более общих вопросов, относящихся к теме.

Я очень люблю клинические разборы, особенно те, которые проводятся с привлечением корифеев психиатрической науки. Мне невероятно повезло учиться у таких талантливых мастеров как Валентина Николаевна Мамцева, Маргарита Михайловна Трунова, Орест Дмитриевич Сосюкало. Каждый их клинический разбор был ярким и познавательным, причем манера ведения разборов была совершенно разной.

Наиболее колоритным был Орест Дмитриевич Сосюкало. Никогда не забуду, как уважительно он разговаривал с детьми, как неторопливыми, но ловкими движениями набивал трубку (закуривал ее он исключительно после того, как ребенка уводили из аудитории), как побуждал высказываться всех присутствующих, а потом озвучивал «отгадку», которая после его объяснений казалась очевидной. «Ну, почему мы сами до этого не догадались?» - с таким вопросом мы выходили от Сосюкало всякий раз, полные решимости в следующий раз быть более сообразительными.

Разборы с Маргаритой Михайловной были самыми продолжительными по времени (правда, ребенка долго не «мучали»), но уже тогда я понимала, что это и есть настоящая психиатрия, вышедшая из учебника и шагнувшая в больничные палаты - психиатрия, в которой все диагностические соображения должны быть тщательно обдуманы.

Валентина Николаевна Мамцева, напротив, свои беседы с пациентами строила по единой схеме, что давало возможность увидеть разницу в ответах детей с разными видами психических нарушений. К сожалению, она внезапно заболела и быстро умерла – настолько внезапно, что мы не сразу осознали нашу потерю…

Оборачиваясь назад, понимаю: я – очень счастливый человек, которому повезло учиться у классиков.

…Я вот задумалась: зачем я пишу всё это здесь – не в профессиональном сообществе, а в «личном дневнике кухарки»? Ведь совершенно очевидно, что никто из читателей не загорится идеей освоить детскую и/или взрослую психиатрию, не пойдет в библиотеку за учебниками и никаким другим способом не примется изучать затронутые вопросы. Мои сокровища, списанные из больничной библиотеки, возможно, интересны только мне?



А пишу я затем, чтобы еще раз напомнить, что люди с психическими расстройствами – такие же люди, которые имеют те же права на счастье, что и люди без психических расстройств или люди с другими, не-психическими, расстройствами.

Пишу затем, чтобы мы перестали бояться психиатрии, чтобы избавились от неуместного снобизма и лицемерия, чтобы стали на самом деле психологически здоровыми, коль уж мы такими себя считаем.

Ой, а про среду 1932 года я так и не написала! Да и места писать про нее уже не осталось! Ну, в следующий раз…


Tags: профессия, психолог, сегодня
Subscribe

Posts from This Journal “профессия” Tag

  • Психиатр, достойный уважения

    Написав про «Атлас для исследования отклонений в психической деятельности», я не рассказала о его главном авторе – профессоре Иосифе Адамовиче…

  • Дом ученых или Сколково?

    Для кого-то осень – время постепенного увядания, но для нас, неугомонных любителей науки и практики, это сезон возобновления разнообразной…

  • Авторы: порядочные и просто

    Совершенно очевидно, что в отсутствии свидетелей, могущих указать на расхождение слов с делом, единственным ограничителем хвастовства является…

  • Черно-красная история

    Больше двадцати пяти лет я пользуюсь таблицами, на которых напечатаны красные и черные числа. Эти таблицы прекрасно знакомы любому клиническому…

  • Одна среда тридцать второго (вторая попытка написать пост)

    Итак, не отклоняясь от намеченной цели, напишу про среду 28 сентября 1932 года. Осенью 1932-го академику Павлову исполнилось 82 года. Свой…

  • Драматическая история: вчера, сегодня, завтра?

    В истории отечественной медицины имеется немало страниц, вызывающих недоумение и, как принято говорить, смешанные чувства. Удивительно, но…

  • Без названия

    У нас такая работа, на которой постоянно что-то происходит. И дело не только в том, что мы работаем с людьми, а с людьми, особенно с больными, все…

  • Быть довольным полезно для здоровья

    Когда кто-то ворчит по поводу медицинского обслуживания в Москве, мне всегда хочется поинтересоваться, с каким идеалом они сравнивают то, чем…

  • Отчитаться по форме

    Сколько у нас отчетности, я вам передать не могу! И не потому, что это «военная тайна», а по причине того, что число отчетных форм и таблиц постоянно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments