Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Драматическая история: вчера, сегодня, завтра?

В истории отечественной медицины имеется немало страниц, вызывающих недоумение и, как принято говорить, смешанные чувства. Удивительно, но медицинская наука, которая кажется совершенно аполитичной, нередко оказывалась на самом острие идеологического противостояния, и судьбы талантливых ученых делали трагические повороты отнюдь не по профессиональным причинам.


Медицина всегда была мишенью критики, чрезвычайно зависимой от общего состояния общества, хотя я совершенно уверена, что те, кто подвергался гонениям, не предполагали о таком риске, когда выбирали профессию. Большинство тех, кто становится медиком, изначально нацелены на оказание помощи, однако спустя несколько лет после окончания вуза жизнь начинает преподносить им весьма неприглядные сюрпризы. Например, внезапно может выясниться, что медицинская практика и/или научная деятельность приносят не только пользу пациентам, но и душевные муки оппонентам – тем, чьи амбиции ранее удовлетворялись за чужой счет.

Драматичные финалы научных направлений, возглавляемых талантливейшими физиологами, психиатрами, неврологами, являются иллюстрацией к этим утверждениям, однако имена тех, кто интриговал, клеветал и обманывал, остаются вписанными в условную книгу медицинской истории…

Так называемое «учение Павлова», за отклонение от которого многие отечественные ученые и практики лишались не только должностей и репутаций, но и нормальной жизни, вызывает у меня ряд вопросов. Итогом обожествления этой научной концепции стали не только загубленные судьбы, но и длительная изоляция отечественной науки от мировой, что негативно сказалось на развитии целого ряда отраслей знания, включая те, которыми занимаюсь я: психологии и психиатрии.

Однако это учение до сих пор продолжает превозноситься…

Я понимаю, что обвинения в «отклонении от Павлова» были ширмой, за которой скрывался истинный мотив: желание устранить более талантливых конкурентов. Не могу представить, чтобы ученые-гонители бились за тезисы Павлова как за чистую науку, не понимая своих настоящих намерений. Возможно, у них не было выхода, и травля коллег была единственным способом спасти свое благополучие? Правда, от такого объяснения психологические портреты подлецов не становятся краше.

Практически все, чьи идеи пережили свих создателей, подвергались гонениям: Орбели, Анохин, Гуревич, Гиляровский, Лурия, Выготский, Сухарева… Срежиссированная властью кампания, преследовавшая идеологические цели, попутно удовлетворяла чьи-то карьерные аппетиты, но имена ненасытных ученых тоже остаются в науке (перечислять их я не стану, чтобы не засорять свой блог).

Разгромные и подлые мероприятия, вошедшие в историю как «Павловские сессии», нанесли колоссальный научный и гуманитарный вред, затронув неврологию и психиатрию. Теперь это очевидно всем, однако должной оценки те недостойные действия не получили. Почему? В чем причина?


Почему? В чем причина?

в вероятности того, что подобное может повториться
0(0.0%)
в толерантности к бесчестию
2(16.7%)
в незнании истории
2(16.7%)
в потомках и учениках гонителей
0(0.0%)
в неумении признавать ошибки
0(0.0%)
в нежелании признавать чужое превосходство
1(8.3%)
во всем вышеперечисленном
7(58.3%)


Tags: история, профессия
Subscribe

Posts from This Journal “профессия” Tag

  • Психиатр, достойный уважения

    Написав про «Атлас для исследования отклонений в психической деятельности», я не рассказала о его главном авторе – профессоре Иосифе Адамовиче…

  • Дом ученых или Сколково?

    Для кого-то осень – время постепенного увядания, но для нас, неугомонных любителей науки и практики, это сезон возобновления разнообразной…

  • Авторы: порядочные и просто

    Совершенно очевидно, что в отсутствии свидетелей, могущих указать на расхождение слов с делом, единственным ограничителем хвастовства является…

  • Черно-красная история

    Больше двадцати пяти лет я пользуюсь таблицами, на которых напечатаны красные и черные числа. Эти таблицы прекрасно знакомы любому клиническому…

  • Одна среда тридцать второго (вторая попытка написать пост)

    Итак, не отклоняясь от намеченной цели, напишу про среду 28 сентября 1932 года. Осенью 1932-го академику Павлову исполнилось 82 года. Свой…

  • Одна среда тридцать второго

    28 сентября 1932 года было средой. Перед нами лежит стенограмма очередной «павловской среды» –еженедельного клинического разбора, проводимого под…

  • Без названия

    У нас такая работа, на которой постоянно что-то происходит. И дело не только в том, что мы работаем с людьми, а с людьми, особенно с больными, все…

  • Быть довольным полезно для здоровья

    Когда кто-то ворчит по поводу медицинского обслуживания в Москве, мне всегда хочется поинтересоваться, с каким идеалом они сравнивают то, чем…

  • Отчитаться по форме

    Сколько у нас отчетности, я вам передать не могу! И не потому, что это «военная тайна», а по причине того, что число отчетных форм и таблиц постоянно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments