Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Category:

Волонтерство: личные наблюдения

В последнее время я с большим интересом наблюдаю за таким социально-психологическим явлением как волонтерство. Причем наблюдать за ним мне посчастливилось не только со стороны, но и изнутри.

Несколько лет назад я занималась волонтерской деятельностью вместе с мужем, но это была совсем другая работа: мы помогали приюту для животных. Основной обязанностью волонтеров был выгул собак, поэтому как такового общения между волонтерами не было: каждый брал две собачки и шел с ними в лесопарковую зону на прогулку. Одно было очевидно: волонтерами становились милосердные, эмоционально-чувствительные люди, которые уважительно относятся к жизни.

Моя нынешняя волонтерская деятельность связана с людьми. Выгуливать и подкармливать никого не надо, поскольку человек – существо требовательное, и осчастливить его прогулкой или лакомством невозможно: он желает более глобальных благ, обеспечить которые можно только масштабными мерами.


Известно, что в европейских странах в волонтерскую активность вовлечена значительная часть взрослого населения. В отечественных традициях также представлен труд без расчета на денежное вознаграждение, однако такой труд обычно организуется не по велению сердца, а под административным или общественным давлением и носит разовый характер (пример – отдельные «субботники», на которые сотрудники приходят скорее принудительно, чем добровольно, или пятиминутные «благотворительные акции»).

Я предполагаю, что причина различий – в отношении к труду как таковому. Если рассматривать его как форму социального принуждения, за которое предполагается монетизированная компенсация, то сделать что-то дополнительное, да к тому же и даром – ситуация, однозначно трактуемая как неудача. «Подхалтурить», «урвать» или приобрести выгоду иным сомнительным путем – в сознании многих граждан это и есть эквивалент жизненного успеха. И можно сколько угодно рассуждать о том, что в основе такого отношения лежит отсутствие опыта владения частной собственностью, факт останется прежним: большинство граждан панически боятся сделать лишнее или потрудиться бесплатно. Большинство, но, к счастью, не все.

Работа, которая никогда не убежит в лес и любит дураков, или работа, которая дает возможность чувствовать свое присутствие на Земле полезным – перед таким выбором отношения к труду стоит каждый взрослый человек. Несчастные выбирают первый вариант, чтобы потом мучительно избегать любых усилий не на собственное благо, счастливые – второй.

Мне нравится общаться с людьми, склонными к общественно полезной и, одновременно, бескорыстной деятельности. У них может быть разный уровень образования, культуры, но есть и общая черта – склонность к просоциальному поведению.

Мотивов присоединения к волонтерской деятельности может быть много: от обывательского желания заполнить досуг до самых «высоких» устремлений. Часть волонтеров преимущественно руководствуется внутренними мотивами: интересом к определенному виду деятельности, субъективным пониманием ее ценности; часть – внешними (например, унаследованным из прошлого представлением о коллективизме и других социально одобряемых моделях поведения).

Главное – результат, то есть готовность оказывать бескорыстную поддержку другим людям или группам людей. Хорошо, когда волонтер занимается не случайной деятельностью, а той, в которой наиболее компетентен, хотя это может быть очень полезно для дела, но не совсем полезно для самого волонтера, если он желает переключиться со своей основной (профессиональной) деятельности на какую-то иную. Мне, например, в итоге моего «политического» волонтерства досталась работа с обращениями граждан…

Моим мотивом было любопытство. Работающие рядом со мной коллеги-волонтеры, вероятно, руководствовались более высокими личностными потребностями, но все мы в итоге делаем одну работу, которая не имеет никакого отношения к политике.
Tags: заметки, личное
Subscribe

Posts from This Journal “личное” Tag

  • Карлики или гномы?

    Последние часы года… Легкая печаль скорого расставания и светлая надежда на новое счастье создают романтическое настроение. Это лучшее время, чтобы…

  • Обида как часть дружбы

    Меня невозможно обидеть. Ни намеренно, ни случайно. Но я могу обидеться, то есть испытать отрицательные эмоции после разговора или ситуации, которые…

  • За Голубой Стрелой

    Я уверена, что книжки, которые ребенку читают в детстве (или дают для самостоятельного чтения) не играют решающей роли для его последующей, взрослой,…

  • Ждем

    Скоро в Москву вернется мама (по совместительству - наш собственный корреспондент в Зеленоградске). Приближается Рождество и новый год, и она хочет…

  • Время писать

    В моем детстве неотъемлемой частью Нового года (и других «красных дней календаря») были поздравительные открытки. И не только те, что я вручала…

  • В хорошие руки

    Каждый раз, когда я приезжаю в Зеленоградск, я посещаю два места: кладбище и кирху. На кладбище захожу исключительно ради того, чтобы выразить свою…

  • Кладбище как источник жизни

    Раньше – до массового устремления в города - люди жили неподалеку от кладбищ. И такое естественное соседство оказывало на сознание жителей…

  • Ткани

    Ткани. Для меня это слово - не просто название куска материи, из которой можно сшить штаны и юбку. Для меня «ткани» – это возможности. Возможности…

  • Негрустный пост о смерти

    Ну вот и все… Урна закопана в землю. В урне – прах моего папы. Несколько граммов пепла, две недели назад бывшего человеком…. Я смотрю на низкий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments