Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Мой любимый капитан

В детстве у меня не было телевизора. Точнее, его не было у моих родителей и, как следствие - у меня. Отсутствие телевизора не было выражением какой-то осознанной позиции в виде отказа от просмотра телепередач в пользу активного досуга (как это иногда бывает сейчас). Телевизора у нас не было потому, что его стоимость была слишком велика для бюджета семьи, которая приобрела в кредит корпусную и мягкую мебель.


Не могу сказать, что я сильно страдала без телевизора: после уроков в математической и музыкальной школах у меня оставалось очень мало свободного времени. Телевизионный аппарат (правда, черно-белый) был у моей бабушки, у которой я проводила все выходные дни, а какие-то сверхинтересные телепередачи в будни мы смотрели у соседей, настойчиво приглашавших нас в гости. Правда, соседи жили в соседнем квартале, поэтому просмотр телепередач всегда сопровождался двумя прогулками - туда и обратно.

Каникулы я проводила у бабушки на «Пионерской». Конечно, мы с ней и в парк ходили, и книги читали, но любимой формой моего досуга было совсем не это. Телевизор - вот что у меня устойчиво ассоциировалось с каникулярным отдыхом!

Зимние каникулы 1980-го года мне запомнились на всю жизнь. Несколько часов морозного январского дня стали одним из источников моего представления о домашнем уюте и благополучии.

Так бывает: годами в тебя закладывают какие-то принципиальные соображения, а потом нечто, внешне не имеющее никакого значения, оказывается определяющим…

Итак, тысяча девятьсот восьмидесятый год – мне одиннадцать лет, и я еще пока отличница. В один из каникулярных дней (очевидно, это был выходной, потому что в будни бабушка работала) мы отправились в гости к бабушкиной «приятельнице».

Надо заметить, что эта приятельница, назовем ее Марией Кирилловной, была человеком обеспеченным и как бы не нашего «материального круга»: жила в кооперативной квартире, давно не работала, покупала дефицитные товары в спецмагазинах (благодаря весьма престижной должности мужа, открывающей дверь в мир материального достатка), пользовалась модной посудой (тогда я не знала, что ее сервиз называется «Мадонна»), брызгалась французским одеколоном, ела копченую колбасу, обувалась в финские сапоги, сидела в бархатном кресле, то есть имела доступ ко всем атрибутам советского благополучия. В гостях у Марии Кирилловны мы бывали нечасто, потому что она жила в Крылатском, которое почему-то воспринималось как «очень далеко».

Моей бабушке и ее приятельнице, конечно, хотелось поболтать на взрослые темы и, чтобы я не скучала, меня усадили в гостиную в большое темно-зеленое бархатное кресло с широкими полированными подлокотниками и включили телевизор. Цветной!

И вот я сижу в совершенно другом мире: из серванта подмигивает своим буржуазным перламутром «Мадонна», под моим боком – бархатная диванная подушка, которую я боюсь тронуть, руководствуясь чувством глубокого благоговения, под ногами – вьетнамский ковер с высоким плотным ворсом, на стене – картина маслом (не репродукция!). На ковре лежит упитанный кот, которого нельзя трогать, потому что «он нервный», а на экране – новинка сезона - мультфильм «Приключения капитана Врунгеля».

Солидный Христофор Бонифатьевич Врунгель, склонный к рассуждениям и изобретательности, очаровал меня с первых кадров. Возможно, сработал эффект ореола, которым была окружена вся ситуация, но я полюбила этот мультфильм раз и навсегда. Не знаю, сколько серий показали в тот день, но их было несколько, и потому мое счастье было почти бесконечным. Мария Кирилловна и моя бабушка разговаривали о чем-то на кухне, мы никуда не торопились, а Христофор Бонифатьевич и Лом двигались на своей «Беде» к заветной цели...

Всё слилось в единое ощущение невероятной приятности бытия: мягкость кресла (у нас такого не было), большой телевизионный экран с цветным капитаном Врунгелем, обстановка советской изысканности и каникулярного покоя. Мне не хотелось ни есть, ни пить, ни гулять, ни разговаривать – только сидеть в этом объемном кресле и смотреть мультфильм.

До сих пор всякий раз, когда показывают «Приключения капитана Врунгеля», я невольно переношусь в тот январский день тысяча девятьсот восьмидесятого года…
Tags: личное, повседневность
Subscribe

Posts from This Journal “личное” Tag

  • В хорошие руки

    Каждый раз, когда я приезжаю в Зеленоградск, я посещаю два места: кладбище и кирху. На кладбище захожу исключительно ради того, чтобы выразить свою…

  • Кладбище как источник жизни

    Раньше – до массового устремления в города - люди жили неподалеку от кладбищ. И такое естественное соседство оказывало на сознание жителей…

  • Ткани

    Ткани. Для меня это слово - не просто название куска материи, из которой можно сшить штаны и юбку. Для меня «ткани» – это возможности. Возможности…

  • Негрустный пост о смерти

    Ну вот и все… Урна закопана в землю. В урне – прах моего папы. Несколько граммов пепла, две недели назад бывшего человеком…. Я смотрю на низкий…

  • Какие страсти!

    На днях коллега поделилась недоумением: одна ее знакомая всерьез обиделась на то, что моя коллега своевременно не отреагировала на какой-то призыв в…

  • Тоска и радость

    Вчера я решила запечалиться… И запечалилась, потому что для тоски повода – достаточно, и больше ничего не нужно. Но, запечалившись и затосковав, я…

  • Было…

    На протяжении многих лет я не знала, как правильно ответить на вопрос, есть ли у меня отец. С одной стороны, я родилась в законном браке, у мужчины…

  • Сцены с рыданиями

    Сегодня уезжаю. Если бы я была драматургом и писала пьесу, то в этом месте стояла бы ремарка «едва сдерживает слезы». Собрала рюкзак, выбрала…

  • Координаты рая

    К середине отпуска, которая у меня, к сожалению, уже позади, я так капитально сбавила обороты, что полностью расслабилась. Даже регулярные звонки с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments