Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Где и как должен работать ментальный инвалид?

Дорогие читатели, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: согласны ли вы, чтобы рядом с вами работал человек, имеющий инвалидность по психическому заболеванию? Я имею в виду – работал не просто рядом с вами, но и в той же должности, то есть выполнял те же трудовые функции?


Согласны ли вы, чтобы рядом с вами работал человек, имеющий инвалидность по психическому заболеванию?

Да
29(43.9%)
Нет
37(56.1%)


Если вы ответили отрицательно, то следующий абзац можно пропустить, а если утвердительно, то позволю себе задать второй, уточняющий, вопрос. Как вы считаете, какую заработную плату он должен получать?


Как вы считаете, какую заработную плату он должен получать?

Выше, чем психически здоровый сотрудник
0(0.0%)
Такую же, как психически здоровый сотрудник
35(89.7%)
Ниже, чем психически здоровый сотрудник
4(10.3%)


Думаю, что большинство выберет второй вариант.

Общество становится все более толерантным, а психиатрия все более общественно ориентированной.

Население больше не боится «психов» и не считает, что психически больные должны «содержаться за решетками». И это – огромное достижение последних лет!

На смену сугубо биологическому подходу к понимаю психопатологии и приоритету лекарственной терапии пришел биопсихосоциальный, который предполагает не только медикаментозное и медикаментозное лечение, но и реабилитацию и ресоциализацию, то есть возврат пациента в общественную и трудовую жизнь.

Если вернуться к первому вопросу, то я не представляю, чтобы клиническим психологом работал психически больной человек. Собственно, это и невозможно, так как все мы проходим периодическое психиатрическое освидетельствование. Однако есть специальности и должности, занять которые можно и без подтверждения своего нормативного психического статуса. Как крайний случай, на примере которого ситуация видна более объемно, возьмем ментальных инвалидов, то есть лиц с верифицированной умственной отсталостью.

Может ли ментальный инвалид работать на предприятии среди лиц без умственной отсталости (при условии, что его умственных способностей хватает для выполнения конкретных трудовых операций)?

Думаю, что большинство из вас ответят утвердительно. В самом деле, почему бы ему не работать, правда? И вот тут мы сталкиваемся с целым рядом моментов, которые не лежат на поверхности. Назову два главных момента.

Момент 1 – трудовая деятельность (какой бы примитивной не была трудовая операция) требует от работника определенной психологической готовности к труду: усидчивости, устойчивого внимания, эмоциональной сбалансированности, преобладания мотива «надо» над мотивом «хочу» и т.д. У значительной части умственно отсталых эти черты развиты недостаточно, что создает серьезные проблемы.

Момент 2 – совместный труд предполагает межличностное взаимодействие. Оно может быть в разной степени интенсивным, но его практически нельзя избежать. Как известно, снижение умственных способностей распространяется и социальный интеллект, то есть социальные компетенции такого работника значительно ниже, чем требуется для эффективного сотрудничества. Умственно отсталый человек недостаточно дифференцирует эмоциональные нюансы, может выдать немотивированную реакцию (внезапно испугаться, обидеться, разгневаться и т.д.).

Итак, совершенно очевидно, что умственно отсталый работник представляет проблему не только для работодателя, но и для коллектива, в котором обычно работают люди с разными особенностями, и каждый – со своими проблемами. Ждать, что коллектив станет для больного терапевтической средой не стоит – люди приходят на работу для того, чтобы работать, а не опекать своего «коллегу». Вот и возникают у «особенного» работника постоянные трудности, которые он не может самостоятельно преодолеть, а у его коллег – недовольство и раздражение, обусловленные тем, что проблемное соседство не уменьшает их «норму выработки», но доставляет определенные неудобства.

Что же делать? Как сделать так, чтобы и ментальные инвалиды получили возможность социализироваться, и окружающих их люди не страдали?

Решить эту непростую задачу призваны программы трудовой реабилитации, которые предусматривают сопровождаемое трудоустройство. По сути, сопровождаемое трудоустройство, это не начало, а итог цепочки реабилитационных мероприятий. До того счастливого момента, когда пациент с нарушениями психического развития сможет выполнять доступные трудовые функции при поддержке наставника, должно пройти не просто время, а время, умноженное на усилия специалистов.

Существует несколько моделей, при которых «работнику с особенностями» оказывается помощь наставника, но начинаться все должно с дозированной трудовой нагрузки, постепенно и поэтапно переходящей в режим адаптации к трудоустройству в медико-реабилитационных отделах. Только после успешного прохождения этих этапов пациента можно «выпускать» в настоящее производство!
Казалось бы, как хорошо уже все продумано! В чем же дело?

А дело в двух негативных моментах: в нежелании государства поощрять тех работодателей, которые готовы взвалить на себя нелегкую ношу обеспечения сопровождаемого трудоустройства ментальных инвалидов, и в нежелании родителей ментальных инвалидов «отдавать» своих детей в медико-реабилитационные отделения, функционирующие при психиатрических больницах. Увы, таких отделений немного, но даже в те, что есть, родители совершеннолетних пациентов идут с опаской, считая, что их ребенок – чудесный и «просто особенный» - не должен получать помощь в психиатрическом учреждении.

Вот ведь парадокс: заболевание любого органа люди лечат у врача соответствующего профиля, а отклонения к психическом развитии предпочитают преодолевать окольными путями …

Резюмирую:

1. Ответственность за организацию сопровождаемого трудоустройства, в котором так нуждаются инвалиды с нарушениями психического развития, должно нести государство, а не конкретные люди, которым «посчастливилось» работать в одном цеху с умственно отсталым человеком.

2. Облегчить ресоциализацию можно, если честно признавать наличие проблемы, а не делать вид, что пациент – такой же, как все.

3. Интеграцию больных в социум должны сопровождать специалисты, а возлагать на простых обывателей функции «терапевтической среды» и нечестно, и бесполезно.

Tags: профессия
Subscribe

Posts from This Journal “профессия” Tag

  • Когда кое-кто вышел из класса

    У нас событие: главный врач с понедельника в отпуске. Собственно, это и не событие вовсе, но все-таки – ситуация необычная. Когда главный…

  • Оценка коллектива

    Когда в 2016 году я перешла на новую работу (впервые в жизни!), у меня начался сложный период. К счастью, я осознала это только теперь и…

  • Кто не работает, тот ест?

    Когда говорят, что «в России нет бесплатной медицины», можете смело вступать в спор и отправлять всех несогласных в Конституцию, в которой явным…

  • Бренд или кошелек?

    На днях мы обсуждали прайс, или прейскурант. Одним словом, думали, сколько должны стоить платные услуги, оказываемые нашими специалистами нашим…

  • Жанр – обращения граждан

    Когда я заняла свою административную должность, у меня некоторое время было опасение, что мне не хватит «живой работы» с людьми. Я почему-то думала,…

  • Где тут паблик спейс?

    Где у вас тут паблик спейс? Вот каких только вопросов не задают пациенты и их родственники, но такой я услышала впервые. Обычно интересуются…

  • Издержки искусства

    У нас в клинике возникла необходимость создать видеоролик или слайд-шоу, наглядно отражающие нашу деятельность. Разумеется, можно было «нанять»…

  • Чему учиться век?

    Начну с хорошего (да и продолжу хорошим – это очевидно). Хорошее состоит в том, что я с радостью хожу на работу. Когда на некоторое время такая…

  • Даже не думай!

    «…и не думай работать в праздники! Желаю тебе забыть про работу хотя бы на эти дни и вообще о ней не вспоминать! Поняла?». Я сказала, что поняла, но,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →