Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Что нужно напоследок?

Уверена, что первое чувство, которое испытывают пациенты, узнав, что их заболевание относится к неизлечимым, это – страх и отчаянье. Стадия шока, как правило, проходит быстро и завершается еще на том этапе, когда у человека теплится надежда на выздоровление или чудо.


И вот наступает момент, когда у тяжелого заболевания очевидно просматривается неблагоприятный прогноз, и все врачи (те, которые врачи, а не шарлатаны) признают, что далее можно лечить не болезнь, а лишь ее симптомы. Человеку больше нельзя помочь: нельзя сделать операцию, нельзя перелить кровь, нельзя провести химиотерапию, нельзя устранить анемию… И в углубленной диагностике он больше не нуждается, поскольку состояние понятно и критично. Однако ему больно, и эту боль можно снять. И ему страшно и одиноко, но этот страх и одиночество можно уменьшить, оказав ему психологическую, социальную и духовную поддержку.

С этого момента человек может рассчитывать только на одну медицину – паллиативную.

Некоторые считают паллиативную медицину «неполноценной» медициной, поскольку ее задача – не вылечить больного, а повысить качество его жизни, несмотря на отсутствие перспективы выздоровления. Пренебрежительно отзываясь о паллиативных врачах, некоторые забывают, что и у болезни, и у здоровья, как это ни парадоксально! – один исход. Каким бы здоровым и крепким не был человек, в итоге он все равно умирает, но почему-то умирание неизлечимо больного воспринимается некоторыми людьми не как неизбежный финал, а как «халтурная медицина». Разумеется, я говорю не о паллиативных пациентах и их родных, а о тех, кто берется судить о паллиативной медицине со стороны – с обочины своего ограниченного сознания.

Паллиативная медицина – это совершенно полноценная медицинская отрасль, которая дает больному с неблагоприятным прогнозом не только медицинскую, но и психологическую и социальную поддержку. Во всяком случае, так считает весь мир и к этому призывает Всемирная Организация здравоохранения (ВОЗ). К сожалению, в нашей стране представление о паллиативной медицине несколько иное, и оно (это представление) сформулировано в Федеральном законе, обязательном для исполнения. Согласно этому закону, паллиативная помощь сведена к комплексу медицинских вмешательств, призванных избавить несчастного от боли и улучшить качество его жизни. О психологической поддержке, в которой так нуждаются пациенты и их родственники, в законе не сказано…

И тем не менее паллиативные специалисты умудряются и в наших условиях предоставить пациенту не только обезболивание, но и социально-психологическую поддержку, за что этим специалистам надо сказать большое спасибо. Многие думают, что паллиативная помощь представлена исключительно хосписами, однако это – не так! Кроме хосписов, в которые принимают пациентов с ожидаемой продолжительностью жизни менее 6 месяцев при условии отказа от реанимационных мероприятий, интубации, продолжения специализированного лечения, существуют и выездные патронажные бригады, и паллиативные кабинеты в поликлиниках, и специальные койки в многопрофильных клиниках. Об этой помощи мало кто знает. Возможно, потому что думать на эту тему - весьма болезненно…

Главный принцип паллиативной медицины некоторых задевает до глубины души: «Не приближать, но и не отдалять смерть». Мысля привычными категориями, мы считаем, что медицина обязана отдалять смерть, а тот, кто смерть не отдаляет, становится в массовом сознании не-медиком.

Так вот мне очень хочется, чтобы все знали: паллиативная медицина – полноценная медицина, но она честная и открытая. Возможности врачевания ограничены – в отличие от возможности оказывать помощь, которая ограничена только одним – нежеланием пациента принимать помощь.

В мире в паллиативной медицине – той, которая не лечит, но помогает жить качественно – нуждается 19.228.760 человек. Иными словами: в мире 19.228.760 человек, находящихся в терминальной стадии болезни. В Москве таких пациентов порядка 56.000, и около 40.000 получают паллиативную помощь в разных формах. Пожалуйста, помните об этом. Паллиативный врач и психолог – это настоящие профессионалы, которые не могут вылечить болезнь, но делают все, чтобы жизнь человека была лучше – в той ее продолжительности, которая угодна Богу.

Tags: профессия, психолог
Subscribe

Posts from This Journal “профессия” Tag

  • По ряду причин…

    Как учил меня один мой приятель, когда не можешь или не хочешь объяснять мотивы, следует говорить: «по ряду причин». При категорической невозможности…

  • Стоит ли ехать в Белгород?

    Теперь, когда я уже вернулась в Москву, но стук колес еще бьется в такт моему влюбленному в путешествия сердцу, мне хочется поделиться впечатлениями…

  • Случайная встреча

    - Извините, пожалуйста! Мне кажется, мы с Вами знакомы. - Мне тоже так кажется, - ответила я. И в самом деле, лицо женщины было мне хорошо…

  • Тренинг доверия

    Накануне Международного женского дня – 7 марта 1967 года – в жизни советских граждан случилось нечто очень важное, о чем вы вряд ли вспомните, не…

  • Что считать болезнью века?

    Теперь модно быть в депрессии, как много лет назад модно было испытывать меланхолию. Если обратиться к живым свидетелям прошлого – письмам,…

  • О насущном

    На днях я нажала не на ту кнопку и случайно стала очевидцем телевизионного разговора троих ведущих с одним мэром. Поскольку беседа состоялась в…

  • Родные просторы отменяются!

    Несколько недель назад меня и мою коллегу попросили съездить с деловой поездкой в один российский город – прочитать лекции для местных врачей.…

  • Разное о разном

    Последние дни были так насыщены впечатлениями, что каждый вечер, возвращаясь домой, у меня возникало желание написать отдельный пост (по каждому…

  • Кто не знает Вирджинию Апгар?

    Смею предположить, что словосочетание «шкала Апгар» известно всем родителям, а если оно неизвестно, то я даже не знаю, что и думать… Более…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments