Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Год работы: выводы

Если я решу уйти со своей работы, я уйду либо в кризисную помощь, либо в детскую психиатрию, либо в журналистику. Вероятность последнего варианта – ноль целых и некоторое незначительное количество сотых.

К октябрю прошлого года у меня был огромный (и счастливый!) опыт работы в детской психиатрии, очень большой (и полезный!) – в экстренной психолого-психиатрической помощи и некоторый – в работе со взрослыми с очаговыми поражениями мозга. Со взрослыми людьми, попавшими в различные чрезвычайные ситуации, я работала много, а вот с теми, у которого случился инсульт или черепно-мозговая травма – меньше, хотя знания и необходимая подготовка, конечно, имелись. Работа с такими пациентами была мне интересна как новое для меня практическое направление, и потому я согласилась стать заместителем главного врача в профильной клинике.


Прошел год и можно подвести его итоги, посчитав их за информацию к размышлению.

Я пришла к выводу, что работать с «травматиками» значительно интереснее, чем с постинсультными больными. Черепно-мозговая травма настигает человека внезапно, резко нарушая его жизнедеятельность. Придя в себя, пострадавший отчаянно пытается вернуться к прежней жизни, и, как правило, прикладывает все усилия, направленные на восстановление доболезненного социально-психологического статуса. В этой борьбе за нормальную жизнь ему очень хочется помочь, поскольку всегда есть шанс вернуться к профессии, к родительству, к хобби и т.д. Пациенты с последствиями черепно-мозговых травм или операций по удалению опухолей головного мозга имеют высокую мотивацию к выздоровлению, у них есть обязательства перед близкими, от которых они не спешат уклоняться, их личностные ресурсы не искажены болезнью, что в итоге определяет хорошую динамику и дает благоприятный прогноз. Помощь им – сотрудничество специалиста и пациента.

К сожалению, клиника, в которой я оказалась, принимает только тех пациентов, которые передвигаются самостоятельно и хорошо себя обслуживают. Тех, кто еще не достиг такого прогресса в состоянии, мы не берем, так как не имеем возможности осуществлять уход. Получается, что между острым этапом заболевания, когда человек лежит в хирургическом или реанимационном отделении, и тем счастливым моментом, когда его госпитализируют к нам, проходит много месяцев без оказания специализированной помощи…

Почему? Да потому что так построена система! В результате пациент не только теряет время, что снижает вероятность восстановления психических функций в дальнейшем, но и начинает входить в образ больного, извлекая некую психологическую выгоду из своего беспомощного состояния (в случае, если он окружен вниманием и заботой близких). Особенно это относится к постинсультным больным (пациенты с последствиями травм не склонны уходить в болезнь слишком глубоко).

Работа с постинсультными больными – это рутинный труд, частью которого является преодоление их нежелания вновь стать самостоятельными. В отличие от травмы, инсульт – это, как правило, итог определенного образа жизни, и именно этот образ жизни становится препятствием для реабилитационной работы.

Второй вывод, который я сделала: мне важна живая работа с пациентами, а не административное руководство. Конечно, я много лет совмещаю эти две функции, и быть руководителем мне несложно, но соотношение практической и административной работы должно быть хотя бы равным. Во всяком случае, для меня.

Третий и, возможно, главный вывод: мне нравится клиническая психология. Не логопедия, не нейропсихология, а клиническая психология. Имея теоретическую подготовку и практический опыт во всех этих сферах (на первый взгляд – смежных), я могу сказать уверенно: нет ничего увлекательнее изучения человеческой личности! Личностью во всем многообразии ее проявлений занимается клиническая психология, в то время как чрезвычайно важная с практической точки зрения логопедия занимается только речевой деятельностью, а нейропсихология – только вниманием, памятью и мышлением. Все эти высшие психические функции (речь, мышление, внимание, память и др.) лишены смысла без интегрирующей их личности!

Работая со взрослыми, я поняла, как мне повезло с тем, что больше 25 лет я помогала детям. Ребенок – это человек из будущего. Сейчас он слаб и зависим от мира взрослых, но скоро он вырастет, встанет на ноги, обретет цели, и от той помощи, которую мы сегодня ему окажем, зависит то, каким будет наше общество. Лечение ребенка – это предоставление шанса величиной с судьбу, это исцеление надежд его родителей, это восстановление здоровья нации, как бы пафосно это не звучало. Старость – это сокращение активности, постепенная аутизация и потеря интересов, а детство – это перспективы, надежды, рост и развитие. Разумеется, качество жизни должно быть обеспечено всем, независимо от возраста, но только работая с детьми, я постоянно ощущала свою деятельность как полезную и осмысленную.

Вот такие выводы.

Tags: профессия
Subscribe

Posts from This Journal “профессия” Tag

  • Отчитаться по форме

    Сколько у нас отчетности, я вам передать не могу! И не потому, что это «военная тайна», а по причине того, что число отчетных форм и таблиц постоянно…

  • Вот так куча!

    О проекте «Печа-куча» я знала давно, но впервые увидела это замечательное мероприятие недавно – в парке «Зарядье». Суть проекта проста до восторга:…

  • Идеальный учитель: 6 главных черт

    Продолжая рассказ о прочитанной книге, попытаюсь сформулировать несколько принципиальных позиций. Удивительно, но эти позиции – универсальны и…

  • В помощь министерству просвещения, или Какой должна быть школа

    Прочитала на прошлой неделе одну чудесную книгу и теперь не могу понять: зачем нам министерство просвещения? То, какой должна быть система…

  • 1:0 в пользу костюма

    С приходом в нашу больницу нового руководства ее имидж преобразился – в самом прямом смысле слова. Если прежний главный врач ходил в белом халате, то…

  • Должно ли быть всё хорошо?

    Всякий раз, когда я читаю эмоционально окрашенное «обращение гражданина», я пытаюсь поставить себя на место заявителя и посмотреть на ситуацию его…

  • Чем занимаются терапевты?

    Всё. Теперь не знаю, как дожить до пенсии, чтобы завершить психологическую карьеру и стать звездой малого экрана. (Кстати, ничего не слышно по…

  • Просто добавь воды…

    Семь лет прошло, а события июля 2011-го я помню во всех деталях. Помню, как покупали билеты на поезд (он отправлялся из Москвы вечером и прибывал в…

  • Полдень с психиатром

    Думала, что не буду писать об этом в ЖЖ, но в итоге желание узнать ваше мнение оказалось сильнее сомнений. Несколько недель назад в больнице, где я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments