Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Category:

Педофилия: болезнь или преступление?

В конце прошлого года я ездила на один форум, посвященный борьбе с педофилами. Форум был очень достойный, но сегодня не о нем.
Я не люблю слово «педофил», поскольку его часто употребляют необоснованно, огульно называя так всякого, кто двусмысленно посмотрел на несовершеннолетнего.


Педофилом можно назвать только того человека, у которого диагностировано психическое расстройство – педофилия, а не любого, кто задумал вступить или вступил в половую связь с ребенком.

Словосочетание «преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних» звучит и корректно, и грамотно. Называть всех, совершивших такие преступления, педофилами и не корректно, и не правильно.

Термин «педофил» - медицинский, а не юридический. Большинство педофилов не совершают преступления, а среди совершивших преступления – далеко не все педофилы. Пыталась объяснить это на форуме, повторяю это и сейчас.

Сегодня поговорим о той группе преступлений, которая совершается именно лицами, страдающими педофилией, то есть рассмотрим сочетание педофилия+преступление.

Многоэпизодные изнасилования/развратные действия, не заканчивающиеся убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, совершаются по следующему механизму.

Сначала у будущего преступника накапливается депрессия и усиливается острота внутреннего конфликта (хочу – нельзя). Затем появляются потенциальные возможности (беззащитный ребенок, условия, благоприятствующие совершению преступления). Сочетание высокого внутреннего напряжения от неудовлетворенной потребности, наличия потенциальной возможности ее удовлетворения с преградами (собственный страх, внешние запреты) формируют состояние фрустрации. С фрустрацией знаком каждый, кто оказывался у цели, но ее достижению мешали помехи. Вот это разочарование от несбывшихся надежд, которые казались вполне реалистичными, и есть фрустрация.

Приведу пример: мужчина, страдающий педофилией, мечтает вступить в половой контакт с ребенком. Каждый день утром и вечером он видит соседскую девочку, которая идет в школу и из школы. Девочка приветливо улыбается соседу, здоровается с ним, и у будущего преступника формируется волнующее чувство «руку протяни – и вот оно, счастье». Протянуть руку мешают случайные свидетели, страх возмездия и прочие внешние и внутренние помехи.

Однако фрустрация не может накапливаться бесконечно. Возникает момент (иногда неожиданно для самого педофила), когда желание сметает все на своем пути. Тогда совершается преступление, по сути, являющее собой акт компенсации. После совершения преступления напряжение резко спадает, и наступает период эмоциональной стабильности. Он может длиться неделю, месяц, год – до нового витка внутреннего напряжения.

Если первый эпизод останется безнаказанным, произойдет второй. Период «спада» преступной активности с каждым разом укорачивается.

Кстати, этот механизм идентичен психологическому механизму, запускающему серийные убийства.

Педофилия является пожизненной ориентацией. Она не может вдруг возникнуть во взрослом возрасте или неожиданно исчезнуть. Может прекратиться активность, но не ориентация.

Нередко педофилы имеют семьи. Сексуальное предпочтение детей в большинстве случаев отмечается у мужчин гетеросексуальной ориентации. Кроме того, статус женатого человека позволяет долгое время оставаться вне подозрений. Кстати, педофилы, способные совершить преступления против половой неприкосновенности малолетних, женятся намного чаще, чем их собратья без криминальной направленности и чем другие насильники.

Tags: правовое, психолог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments