Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Вместе до конца

Смерть является фактом и важнейшим событием в жизни.
По сути, мы все одинаково смертны, и разница состоит лишь в том, что у кого-то срок жизни уже ограничен диагнозом, а у кого-то сохраняется иллюзия бессмертия.


Диагноз, не оставляющий надежды - нелегкое испытание духовных сил.

Меня часто спрашивают: как вести себя с умирающим пациентом? Что говорить в качестве утешения?

Я понимаю, что люди надеются на «инструкцию», однако такой инструкции не существует. Это не значит, что помочь нельзя или помогать не надо. Надо и можно!

Это сложный разговор.
И для тех, кто читает, и для того, кто пишет.
Поэтому я разделю его на несколько частей.

Сегодня часть 1, очень важная. Поняв ее, можно понять, что делать.

Часть 1. Как меняется жизнь после оглашения диагноза.

Примирение с неминуемым уходом – сложный и болезненный процесс. В случае неизлечимого заболевания от жизни приходится отказываться постепенно. Если задуматься, то любая жизнь это постепенный отказ: сначала от каких-то планов, затем от некоторых видов активности.

Когда человек болеет долго, происходит медленное ослабление связи с миром. Это не означает, что человек перестает хотеть жить. Просто он постепенно погружается в свой внутренний мир, переоценивая значение внешних вещей, к которым когда-то так неутомимо стремился.

Ситуацию значительно облегчает наличие веры, поскольку для верующего человека смерть – завершение земной жизни, но не абсолютный конец. В этом смысле смерти боятся не все, однако умирание страшит большинство людей.

В жизни обреченного больного непременно наступает озлобленность. Она может быть мимолетной, а может стать основным содержанием его переживаний. Обвинения адресуются родственникам (живым и умершим), врачам, судьбе, Богу. Не надо успокаивать или дискутировать с пациентом, лучше помочь злости выйти наружу. Так внутренний накал переживаний уменьшится.

Человек, постепенно расстающийся с жизнью, хочет вернуть утерянное. Это иррациональное желание заставляет «жить как все», делая вид, что «ничего особенного не происходит». На это у пациента есть полное право. Места и ситуации, связанные со счастливым прошлым (а на фоне перспектив любое прошлое воспринимается как счастливое), приобретают особую значимость.

В тяжелых жизненных ситуациях большое значение приобретают ритуалы. Они структурируют день, неделю, месяц, давая ощущение предсказуемости и перспективы. Пусть небольшой.

Когда человек охвачен страхом смерти и образует дефицит рациональности, сами собой включаются защитные механизмы. Об этом тоже надо помнить. Психика больного сама себя защищает от перегрузок.

Эти защитные механизмы формируют в сознании пациента искаженную картину болезни. Это искажение не означает, что человек действительно не знает о приближении смерти – просто он защищает себя от мыслей о смерти, на бессознательном уровне чувствуя ее приближение. В то же время на такое «отрицание» серьезности положения есть право только у самого больного. Если окружающие начинают говорить о том, что все будет хорошо и пациент выздоровеет, его тревожность только усиливается, поскольку такие «обманы» становятся для него признаком полной безнадежности его положения. Поверхностный оптимизм лишь усиливает подозрения.

В следующих постах – продолжение:

«Часть 2. Что делать тем, кто рядом.»

Вместе до конца. Части 3 и 4

Tags: психолог
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments