Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:
В опознаниях жертв различных трагических происшествий я принимала участие много раз. Драма родных не имеет оттенков. Матери, отцу, жене, сыну не важно, утонул или разбился в автомобиле их самый близкий и любимый человек. Важно, что больше его нет. Важно, что он не успел испугаться. Важно, что не испытывал боль.

Один раз я работала на опознании утонувших. Это было в июле 2011 года в Казани. Вместе с теплоходом «Булгария» на дно ушло 122 человека.

Один раз оказывала психологическую помощь родственникам жертв крушения поезда. Это был «Невский экспресс», разбившийся в результате теракта 27 ноября 2009 года. Тогда погибло 27 человек. Опознание проводилось в Твери; оно было, в определенном смысле, переломным в системе проведения подобных следственных действий. Опыт тверского опознания все службы учли в дальнейшей работе. Но сегодня не об этом.

Сколько раз я участвовала в опознании жертв авиакатастроф, я пересчитывать не буду. Неоднократно. Много раз. Весь этот опыт остается со мной.

Летать самолетом я не люблю. Не из-за страха гибели, нет. В этом плане я отчасти фаталист, и считаю, что то, что с жизнью должно случиться, непременно произойдет. Даже если не летать самолетом. Даже если не смотреть на небо. Даже если вообще не выходить из дома.

В субботу еду в Санкт-Петербург на конференцию. Билеты давно куплены. А в мае надо ехать в Уфу, на Национальный конгресс по социальной психиатрии. Вот думала, каким транспортом отправиться в столицу Башкортостана. Теперь, оглянувшись на свой опыт, знаю точно, что поеду поездом.
Tags: личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 106 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →