Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Стокгольмский синдром

В конце лета 1973 года сбежавший из тюрьмы 32-летний преступник взял в заложники четырех сотрудников Стокгольмского банка – трех женщин и одного мужчину. Спустя шесть дней в ходе полицейской операции заложники были освобождены, преступник арестован. Вопреки всеобщим ожиданиям, бывшие заложники испытывали симпатию к тому человеку, который угрожал их безопасности, и сейчас, спустя сорок лет после инцидента, они продолжают с ним по-приятельски общаться. С тех пор симпатия, которую жертвы испытывают к своим палачам, стала называться «Стокгольмским синдромом».

Человек может оказаться в заложниках не только у террориста. Взять в заложники человека могут вполне мирные обстоятельства: «квартирный вопрос» или «производственная необходимость». Невозможность получить свободу и независимость (разменять квартиру, уволиться с работы) превращает нормального человека в классического заложника, приобретающего особые психологические черты.


Стокгольмский синдром встречается значительно чаще, чем происходит захват заложников. И самый распространенный его вариант – повседневный. Любая обыденная ситуация, в которой один человек доминирует над другим/другими, может обернуться формированием Стокгольмского синдрома у жертв, причем угрозы совершенно необязательно должны носить физический характер. Известно, что бытовой, «мирный», Стокгольмский синдром встречается чаще, чем «боевой».

Жены, оправдывающие своих авторитарных мужей; дети, стремящиеся воссоединиться с родителями, превращавшими их жизнь в непрерывное испытание; родители, продолжающие расхваливать детей, сделавших их жизнь невыносимой – все это примеры Стокгольмского синдрома в повседневной жизни. Есть и «производственный» вариант: авторитарный руководитель, подавляющий волю сотрудников и требующий от подчиненных полной подотчетности – тоже тиран, поведение которого может вызвать появления синдрома у его жертв. Эти жертвы будут втихаря посмеиваться над распоряжениями руководителя-диктатора, но испытывать к нему уважение, оправдывать его тиранию, восхвалять его безумные решения.

Если пребывание в «заложниках» у авторитарной личности продолжается длительно время, у жертвы развивается синдром приобретенной беспомощности с невозможностью самостоятельного принятия решений и взятия ответственности на себя, полным отождествлением своего мнения с мнением руководства. При внезапном исчезновении прежнего давления такой человек теряет ориентиры, испытывает тревогу, мучается сомнениями и отказывается от всех форм активности.

Между «боевым» и «бытовым» вариантами Стокгольмского синдрома есть существенная разница: настоящие жертвы вырабатывают симпатию к агрессору по механизму психологической защиты. Эта «защитная» симпатия позволяет снизить психотравмирующее переживание объективно существующей угрозы для жизни. Кстати, этот защитный механизм – идентификация с агрессором – известен с середины 1930-х годов.

Бытовой (особенно – «производственный») вариант синдрома тоже является защитной реакцией, но угроза носит скорее преувеличенный, чем реальный характер. Тиран домашнего покроя или сумасбродный руководитель остаются тираном и руководителем ровно столько времени, сколько жертвы им это позволяют.

Следствием захвата заложников является потеря человеческих жизней. Следствием бытового Стокгольмского синдрома – потеря человеческого достоинства.


Tags: психолог
Subscribe

Posts from This Journal “психолог” Tag

  • При ближайшем рассмотрении…

    Толерантность нельзя измерить объективно, однако любого человека можно отнести к более или к менее терпимым людям, проанализировав его отношение ко…

  • Мечтай, планируй и загадывай

    Некоторые считают мечтания и грезы пустой тратой времени или, что еще хуже, связывают их с риском дальнейших разочарований. Для них мечта – это…

  • Нетворкинг и совесть

    Назовем вещи своими именами и признаем, что буквальный перевод английского слова networking - плетение сети - очень точно отражает суть данного…

  • В продолжение вчерашнего разговора...

    То, что люди говорят о быте или критически обсуждают поступки лиц из ближайшего окружения, подтвердили многие. И с тем, что преимущественное…

  • О чем говорят взрослые

    В детстве я была уверена, что любой разговор взрослых людей – это разговор о важным вещах, непостижимых для детского ума. Я не сомневалась, что если…

  • Эволюция дыры

    Полтора-два столетия назад одеваться было легко и просто. Если человек относился к трудягам, не разгибающим спину от рассвета до заката, то ему…

  • Привыкла быть Татой

    На днях я стала случайным свидетелем разговора двух дам (мы оказались в одном лифте и несколько секунд ехали втроем). Одна из попутчиц с возмущением…

  • Хомяки

    В одной из бесед с коллегами внезапно прозвучала мысль, которая ранее не приходила мне в голову. Высказавшая ее женщина весьма лояльно относится к…

  • Личная тема

    Друзья, мы с вами так давно знакомы, что я готова затронуть самую личную из всех личных тем, какие могут быть у женщины, родившейся в конце…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments