Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Пиар во время чумы

Политическое затишье в планы руководства не входило. Чтобы прослыть героем в глазах нации, вождю нужен был ряд победоносных событий, способных потрясти мир.
После Египетской операции было решено: следующей станет Сирия.


7 марта национальные войска разрушают и грабят Акру, где заражаются бубонной чумой. Армия, преимущественно состоящая из раненых и зараженных, возвращается в Джаффу. Больные помещаются в лазарет, куда 11 марта приезжает тот, кто затеял все эти походы.

После посещения «чумного барака» о нем будут говорить как о сверхчеловеке, прикасавшемся к чумным, но не заразившемся; его смелым, практически безрассудным поступком, будет восхищаться вся Европа.

На самом деле великий полководец приезжал в лазарет передать опиум, чтобы облегчить страдания 50 раненых, а заодно, и избавиться от них. В ответ на отказ врача отравить обреченных пациентов была произнесена знаменитая фраза: «В подобной ситуации я бы отравил и собственного сына». Сказанное вождем стало руководством к действию. Чтобы скрыть следы, барак был сожжен.

Когда слухи о том, что произошло весной 1799 года, стали распространяться, с целью корректировки истории официальный живописец режима Антуан-Жан Гро написал картину, прославившую подвиг полководца. Это был очевидный пиар, призванный удержать рейтинг правителя. Название картины отражает суть события: «Бонапарт посещает чумной барак в Джаффе».



Художник не был очевидцем событий, он написал свое полотно на основе документов. Картина пронизана патриотизмом: на верхушке холма развевается национальный флаг, армия больна, почти обнажена, но не сломлена, а вождь великодушен и смел. Бонапарт изображен как спаситель, который, в отличие от врача, протягивает умирающему открытую руку, не оборачивая ее защитным платочком.



Обратите внимание на одну деталь: на головном уборе одного из пациентов написана цифра 32 – это возраст художника на момент создания картины.

На Парижском салоне 1804 года, через пять лет после изображенных на полотне событий, картина имела триумфальный успех, а в честь художника был дан торжественный банкет. Впереди у Гро была карьера портретиста императорской семьи, роспись купола Пантеона, звание барона Империи, тяжелая депрессия, предсмертная записка об усталости от жизни и утопление в Сене. Но все это было в будущем, а пока - Бонапарт посещает чумной барак в Джаффе.

Умирающие люди и продолжающая жить национальная идея.

Tags: история, сегодня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments