Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Счастливая

Над счастливым детством Валентины Петровны всегда развивалось кумачовое знамя организации: сначала - пионерской, потом – комсомольской. Зарницы и конкурсы инсценированной песни сменились школьным музеем боевой славы, и вера в то, что ее дети будут жить при коммунизме, становилась все крепче и крепче.

В год, когда советскую власть похоронили под молчаливое сочувствие народа, она уже работала по распределению в местах столь отдаленных, что поездка домой становилась полноценным путешествием. А что делать? Во-первых, учителя начальных классов нужны не только в Москве; во-вторых, сестре Танечке, случайно засобиравшейся в матери, требовалась площадь, а двухкомнатная хрущевка не могла вместить и родителей, и бабушку, и Танечку с малышом, и ее иногороднего мужа. Больше всего она не могла вместить в себя Валентину Петровну.


Далекий город находился на краю страны, а окна общежития выходили в лес. От койки до класса – восемьдесят шагов. Вдыхая зимний аромат хвойного леса, Валентина Петровна почти вслух говорила: «Какая я счастливая!». Ни сверкающего снега, ни людей в валенках в Москве давно не было, а здесь все было чистым и настоящим.

Потом предприятие перестало выпускать то, в чем еще недавно нуждалась вся страна, и городок, им образованный, стал пустеть: сначала завод, потом - магазины, потом - школа. Восемьдесят шагов пришлось упаковывать в чемодан.

Родная Москва встретила суетой и чужими лицами. Вокруг жили миллионеры, и килограмм мяса тоже стоил миллион. Ночевать пришлось у знакомых, потому что шестеро взрослых и один ребенок – непосильная нагрузка для сорока шести квадратных метров общей площади. Большая удача: школе требуется сторож! Утром и днем – уроки на втором этаже, вечером – продленка на третьем, ночью – сон на первом. Около полуночи она обходила пятиэтажное школьное здание с фонариком, приучая себя не бояться темноты и пустых коридоров. Когда школу обязали заключить договор не с любителем, а с профессионалом – охранным предприятием – Валентине Петровне пришлось решать вопрос, где провести вечер. А заодно – и ночь. На сорок шесть метров общей площади претендовали теперь пятеро взрослых и двое детей, и совершенно очевидно, что от перемены возраста слагаемых нагрузка на квадратный метр не уменьшалась.

Валентине Петровне снова повезло! Любовь к книгам привела ее в библиотеку, которой требовался ночной дежурный. Полтора часа дороги от школы до библиотеки решали проблему, чем заполнить вечер, правда, возникли вопросы с расписанием, так как библиотечная ночь заканчивалась за полчаса до начала школьного утра.

Школа провожала Валентину Петровну со слезами на глазах. Это были и слезы грусти по поводу расставания, и слезы радости за учительницу, которую так любили, так любили ученики! Редкому педагогу выпадает такое счастье – искренняя любовь детей и безграничное доверие родителей.

Повезло и с родней: они согласились ее «так и быть, не выписывать, хоть и не платит коммуналку столько лет» при условии, что жить она будет в королевстве: либо в королевстве книг, либо в королевстве знаний. Конечно, троих детей и троих взрослых сорок шесть квадратных метров вместить не могли, несмотря на уменьшение суммарного числа жильцов. Да и отвыкли все от Валентины Петровны за столько-то лет!

К счастью, директор библиотеки был человеком хоть и несчастливо женатым, но порядочным. Он не поставил Валентину Петровну перед мучительными сомнениями по поводу жизненных перспектив, сразу предупредив, что больную жену не оставит и рождения внебрачного ребенка не допустит. Даже - «для себя», то есть для Валентины Петровны. Перечитывая ночами русскую классику, она понимала: «маленькие люди» – это вечное, а комната в коммуналке – это фантастическое.

Она много думала о счастье. Не о том, какое хотела бы иметь, а о том, каким располагала. Для счастья у нее было все: любимый мужчина (по будням) и любимые книги (круглосуточно). Любимый мужчина самоотверженно ухаживал за больной супругой по воскресеньям, а в субботу ездил "в баню", хотя в библиотеке горячая вода текла тонкой струйкой.

Постепенно у нее появилось хозяйство – шесть коробок с вещами и крошечная дачка в Калужской области, где даже можно было бы жить, если бы зимой там было электричество. С электричеством или без – это был свой дом, это было свое счастье, которое позволило безболезненно принять сокращение ставки ночного дежурного. Любимый мужчина был ответственным человеком: пообещал «что-нибудь придумать» к ноябрю – месяцу, когда в садоводческом товариществе отключали электроснабжение. Когда наступил ноябрь, любимый мужчина придумал, что больше не может обманывать жену, а на следующий год общим решением товарищества было решено электричество на зиму не отключать.

Самым счастливым вариантом оказался музей. Когда завершается суета, расходятся посетители и коллеги, старательно протирая пол, Валентина Петровна чувствует себя счастливой. Она живет там, где творили гении, а в ста километрах отсюда у нее есть дом – не простой, а с электричеством!


Tags: заметки, повседневность
Subscribe

Posts from This Journal “повседневность” Tag

  • Сто дней до начала

    Оказывается, вчера стартовал «обратный отсчет» - 100 дней до наступления следующего года, который одним своим названием – «новый» – внушает оптимизм…

  • Библиофил

    Поскольку я никогда не «читала запоем», назвать себя книголюбом, или библиофилом, я не могу. Мне всегда казалось, что книголюб – это человек, который…

  • О бесплатной еде и не только

    Недели две назад, когда погоды у нас стояли прекрасные, а что такое дождь, уже никто не помнил, я зарегистрировалась на лекцию о еде. Точнее – о…

  • К вопросу о доверии

    Докладываю, как и обещала: экземпляр журнала с моей статьей доставлен Валентиной в больницу, где я работаю, и передан мне секретарем. Всё – больше…

  • Как собрать историю

    Несколько лет назад, на предыдущей работе, я увлеклась поисками исторических материалов, относящихся к нашей больнице. Причиной стало желание…

  • Каждый день на том же месте

    Поскольку я – не единственная, кто в будни выходит из дома примерно в одно и то же время и идет на работу одним и тем же маршрутом, по дороге мне…

  • В лагом - марш!

    Датский hygge (хюгге) и шведский lagom (лагом) почему-то принято сравнивать, но, по сути, они являются двумя частями одного целого - спокойной и…

  • Мой любимый капитан

    В детстве у меня не было телевизора. Точнее, его не было у моих родителей и, как следствие - у меня. Отсутствие телевизора не было выражением…

  • Режь и клей!

    Любите ли вы коллажи так, как люблю их я? Вероятно, да. И даже не исключено, что вы любите их еще больше, чем я, поскольку при всей любви к коллажам…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →