Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

На работе всегда есть место подвигу

Когда я рассказываю о своем опыте оказания кризисной помощи, иногда слышу, что моя работа – работа кризисного психолога – сродни героическому труду. Скажу честно: меня очень согревают такие слова, как согрели бы они любого человека, увлеченного своим делом.
Мне важно, что люди понимают значимость этой работы, что они ценят наши усилия. Спасибо всем, кто своими теплыми словами вдохновляет меня и моих коллег на продолжение нашей работы.

Между тем для меня помогать, поддерживать, спасать – это нормальные, закономерные вещи. Просто я занимаюсь ими профессионально и постоянно. А вот входит ли в мои обязанности и в обязанности моих коллег прощать и терпеть? Иногда мне кажется, что наступить на собственную обиду, чисто человеческую, это больше похоже на героизм.

Вчера в корпус привезли мебель. Нежданно-негаданно свалившееся счастье повлекло за собой целую череду неприятностей. Сначала выяснилось, что мебель не та (разумеется, хуже и не совсем подходит по габаритам), потом, что ее некому вносить и ставить, а далее – что ее надо внести и поставить немедленно. Забыв о радости приобретения, персонал (медсестры и санитарки) взялись за разгрузочно-таскательные работы. Мы вели консультативный прием и следственные действия в своих кабинетах (на том же этаже), но благодаря звуковому сопровождению мебельных работ оказались в курсе дела. Четыре женщины возрастной категории 40+ носили и переносили шкафы, тумбы, стеллажи, срочно освобождая кабинеты от старой мебели, чтобы внести новую. Мы активно включились в освобождение старых шкафов от папок- тряпок- тапок, пытаясь ускорить работу. Это масштабное действие разворачивалось в коридоре, в котором в ожидании приема у врача находились три семейные пары (мама+папа) со своими детьми. Мамы занимались развлечением скучающих и разъемом дерущихся детей, а папы сидели, уткнувшись в гаджеты. Разумеется, никакой помощи никто из них медсестрам не предложил.

Первое конфликтное взаимодействие произошло, когда одна из медсестер тактично попросила мать придержать бегущего ребенка, чтобы он не травмировался. Мать высказала все, что она думает о столичном здравоохранении. Папа (видимо, их) живо поддержал супругу. (Приятно видеть такие дружные семьи!)

При очередном проносе шкафа мимо родителей (которым, кстати, предложили пересесть в тихий холл), одна из медсестер, не выдержав физического напряжения, остановилась и обратилась к одному из сидящих мужчин атлетического телосложения с просьбой «немножко помочь»: подержать дверь, чтобы не приходилось несколько раз перехватывать двухстворчатый шкафчик. Мужчина, неохотно оторвавшись от планшета, поинтересовался: «А Вы мне за это заплатите?». Медсестра, решив, что вопрос задан шутливо, ответила, что в награду за оказанную помощь готова его обнять и поцеловать, на что посетитель предложил ей «за поцелуи самой таскать эти дрова». Руководствуясь должностной инструкцией, надо было молча продолжить носить мебель, но, руководствуясь нормальными эмоциями, женщина позволила себе иронично заметить: «вот ответ настоящего мужчины». Медсестры потащили шкаф дальше, а несостоявшийся богатырь зло крикнул им в след: «Поговори еще, коза!» и вернулся к своим компьютерным развлечениям.

Промолчать и успокоить присутствовавших при этом коллег мне стоило больших усилий. Ведь у нас «пациент всегда прав»! Это был полугероизм, не меньше. Однако вскоре мне была предоставлена возможность проявить великодушие на уровне не полу-, а полного героизма. К слову, папа выступал не в роли пациента, а в роли законного представителя пациента, но по нашим правилам, законный представитель пациента тоже всегда прав.

Постепенно старая мебель была вынесена, новая внесена. Мы продолжали прием своих пациентов.

Примерно через час ко мне пришла врач поликлинического отделения с просьбой принять «скандального отца, который не хочет две недели ждать консультации психолога по предварительной записи, а требует проконсультировать ребенка немедленно».

- Ребенок маленький, живут они в Новой Москве, ехать далеко, пожалуйста, примите, - умоляла доктор, заинтересованная в урегулировании назревающего скандала.

Поясняю: я не имею к поликлиническому приему никакого отношения. В мои функции входит контроль качества психологической и логопедической помощи, но консультировать пациентов я не должна. Два психолога поликлинического отделения принимают по предварительной записи, и взять кого-то без очереди физически не могут. В отдельных случаях (острое состояние, необходимость срочно решить диагностический вопрос) ко мне обращаются с просьбами, и я принимаю сама или прошу своих подчиненных, в чьи обязанности консультации амбулаторных пациентов также не входят. Не помню, чтобы мы хоть раз кому-то отказали. И вот – очередная такая просьба. Несмотря на то, что для нас такая дополнительная консультация была крайне несвоевременна, я попросила свою коллегу посмотреть ребенка. Она согласилась, пошла в консультативный кабинет, но через пару минут вернулась со словами: «Посмотрите, пожалуйста, кто пришел. Я сейчас ему все скажу». Конечно! Там сидел тот богатырь… Уверенный в своей неотразимости, правоте и правах на поблажки.

Естественно, его ребенка проконсультировала я (несмотря на возражения коллеги, которую мне хотелось поберечь). Делая заключение, я исходила из интересов ребенка. Естественно, я дала матери и отцу все необходимые рекомендации. Все, как всегда. Как ни в чем не бывало, подавив в себе естественные человеческие переживания, обиды и негодования.

Вот он – полный… героизм)))) Пациент у нас всегда!

Tags: личное, психолог, случай из практики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 165 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →