August 26th, 2017

Мой дом – мои правила

Алексей Кузьмич прошел всю войну. Точнее – не всю, а две трети, но на суть дела это не влияет, тем более что пафосные фразы, вроде той, с которой я начала рассказ, вошли в общественный лексикон намного позже его демобилизации – когда бывшему солдату было далеко за сорок.

В конце сороковых Алексей Кузьмич не считался героем, потому что таких, как он, вокруг было сотни тысяч, и на особое отношение рассчитывать не мог.
Collapse )