January 9th, 2017

Живых людей не осталось

- Алле! Геннадий Петрович! …. Добрый вечер, дорогой. Как ты? Все нормально? ... Потихоньку, да?.... Ну, молодчина…Да, я тоже. Геннадий Петрович, скажи мне такую вещь: вы тридцать вторую форму заполняете?... Да, тридцать вторую…Не заполняете?... А сорок пятую?...Ну, вот не знаю, какая-то есть сорок пятая форма и эта, как ее, тридцать пятая. А, нет! Тридцать вторая!... Вот и я говорю, что за фигня. Выяснилось, что их надо заполнять… Да, обе…Тридцать вторая и сорок пятая… А черт ее знает, где брать. Я думал, ты заполняешь, я у тебя и спрошу… Вот и мы ни разу…А у кого бы узнать-то, а? Может, кто их заполняет?...Слушай, я сейчас Анатолий Семенычу позвоню. Он всегда все знает…Как?!.. Толя?!.. Да ты что?! Когда?!... Бог ты мой! Он же еще молодой! Сколько ему? Шестьдесят-то было?...Шестьдесят два, да…Онкология?...Да ты что!
Collapse )

Станиславский или Чехов?

В театральном искусстве существуют две системы - система Константина Станиславского и система Михаила Чехова. Учителя и его лучшего ученика. Между этими системами есть некоторые общие моменты и нет антагонизма - только принципиальные нюансы, которые несложно понять.
Разумеется, помимо этих двух систем существует еще несколько - глубоких и интересных, но сегодня - только Чехов и Станиславский.
Collapse )

Надо двигаться, господа!

Если проанализировать нагрузку, которая падает на отечественных врачей, лечиться у нас любят. Разумеется, ипохондрики среди обращающихся за помощью тоже есть, но они не составляют большинство пациентов. Как правило, человек приходит к врачу, имея реальные, а не надуманные или преувеличенные проблемы со здоровьем. Одним словом, лечиться любят. А не болеть?
Collapse )