September 19th, 2016

Свобода вероисповедания и ремонт

Если я попрошу вас догадаться, что скрывается за определением «сначала кажется ужасным и бесконечным, а потом приносит радость и наслаждение», вы без труда дадите правильный ответ, даже не обращая внимания на название поста. Конечно, это – ремонт!
Collapse )

Нарекаю тебя Революцией

Даже в глубоко советские годы у многих детей были крестные. Во всяком случае, я то и дело слышала высказывания типа «мне крестная подарила», «в субботу поедем к крестной». В стране победившего атеизма это выглядело странным.

Вообще обыденная религиозность является одной из самых значимых повседневных практик. В ней наиболее точно отражаются представления людей о нравственных нормативах. Конечно, истинная вера и обыденная религиозность связаны между собой весьма условно (если вообще связаны), но и первая, и вторая имеют большое значение для формирования ментальности. Большинство посетителей церквей всю жизнь остаются в неведении относительно сути веры и догм вероисповедания, но цепко держатся за обряды и внешне оформленные традиции.
Collapse )

Единый центр

Больше двух лет назад на базе нашей больницы было создано новое подразделение – Единый центр защиты детей. Его функцией стала защита ребенка от насилия – как внутри семьи, так и за ее пределами. И телефон доверия, и кабинет кризисной помощи, и кабинет психологического сопровождения следственных действий были организованы с целью оказания помощи детям и подросткам, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Появление такого необычного для психиатрической клиники подразделения было воспринято, мягко говоря, неоднозначно. Приемный покой, лечебные отделения, прачечная, пищеблок, проходная – все это было привычным и понятным, в отличие от защиты детей. И название, спущенное «сверху», вызывало массу вопросов. Центр защиты детей - от кого? Уж не от психиатров или родителей? Как показал опыт, и от них тоже.
Collapse )

Феномен секретаря

Зимой 1920 года К.И. Чуковский приехал в Петросовет за очередными пайками, положенными отдельным деятелям советской литературы. Из записей, сделанных после этого визита, мы узнаем, что секретарша одного из партийных функционеров – «типичная комиссариатская тварь: тупая, самомнительная, но под стать принципу: с тем же тяготением к барству, к шику». Чуковского покоробили лощеные ногти, шубка «с мягким ласковым воротником» и стоящие на столе (в середине питерской зимы!) цветы.
Collapse )