Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Скажи мне, кто твой пациент…

Однажды в ЖЖ (и не однажды в жизни) мне задали вопрос, как сказывается на человеке работа с психически больными.

Влияет ли длительное профессиональное общение с таким контингентом на здоровье и личность специалиста? Очень хочется сказать: нет, не влияет. Очень хочется, но нельзя…

Известно, что специалисты, работающие в сфере психического здоровья (психиатры, психотерапевты, медицинские психологи, логопеды, медицинские сестры), в наибольшей степени подвержены профессиональному выгоранию, так как их деятельность связана не только с большим количеством контактов с людьми, но и с особенностями этих контактов и отношений.

В 1974 году, изучая взаимоотношения медицинских работников и пациентов, венгерский психолог и психиатр Иштван Харди описал специфический «синдром отравления людьми». Речь шла об «отравлении» специалиста пациентами.

Но не все так печально. Есть и положительные последствия.

Во-первых, работа с психически больными учит нас не делать поспешных выводов, а изучать поведение человека, проводя глубокий анализ, поскольку не все отклонения связаны с болезненными изменениями психики – часть носит внешне обусловленный характер. Это стремление проникать в суть экстраполируется нами и на «обычную» жизнь, формируя особый познавательный интерес, направленный на бытие.

Во-вторых, работа в ситуации постоянного эмоционального напряжения способствует формированию навыков преодоления кризисных ситуаций. Думаю, что мы более устойчивы к психической травматизации.

В-третьих, у нас развиваются коммуникативные навыки и практически каждый психиатр и медицинский психолог умеют устанавливать контакты с любым человеком. Мы толерантны к проявлениям, не вписывающимся в субъективную концепцию мира.

А где же отравление?

Во-первых, мы постоянно травимся негативной проблематикой, невольно начиная проецировать ее на себя, «заражаемся» переживаниями пациентов в результате эмоционального резонанса, без которого просто невозможно качественно работать. К сожалению, большинство психических расстройств невозможно «вылечить навсегда». Мы снимаем остроту симптоматики, улучшаем качество жизни, но решить проблему раз и навсегда не можем. Собственно, поэтому нам почти никогда не говорят «спасибо». Так усиливается тревожность и склонность к пессимистическому взгляду на мир.

Во-вторых, работа в эмоционально-негативном поле вынуждает постоянно контролировать себя, свои эмоциональные проявления и поведенческие реакции. Постепенно мы разучиваемся расслабляться, быть спонтанными в выражении негативных эмоций: гнева, агрессии, страха. Чтобы справиться с негативными переживаниями, мы в совершенстве овладеваем психологическими защитами, в первую очередь – рационализацией.

В-третьих, мы постоянно работаем. Если не с больными, то – над собой. Мы находимся в режиме «работа» практически непрерывно, поскольку провести границу между тем, что было в клинике, и тем, что мы выносим в себе оттуда, очень сложно. Из-за этого постоянного мобилизационного состояния мы становимся более чувствительными к оскорблениям, несправедливой критике, однако обиду, как правило, не проявляем. Я могу без раздражения, спокойно и с пониманием относится к оскорблениям, звучащим из уст пациента, но перед «трамвайным хамом» я совершенно беззащитна. Причина – см. предыдущий абзац.

Вопрос о том, кто более толерантен к психически больным (специалисты, которые с ними работают, или «простые» люди), остается спорным. Результаты исследований противоречат друг другу, хотя большинство свидетельствует о следующем: психиатры и медицинские психологи очень терпимы по отношению к пациентам на работе, но менее толерантны к проявлению психопатологии в «обычной» жизни (вне работы).

Я помню, как одна моя коллега, приехав на работу, рассказала, что ей пришлось ехать в маршрутке с «нашим пациентом» (не конкретно из нашей клиники, а психически больным). Свой эмоциональный рассказ она завершила вопросом: «Имею я право хотя бы вне больницы не быть в окружении сумасшедших?». Вопрос был, понятное дело, риторическим.

А если задуматься над ним всерьез?

Вы считаете, что психологи и психиатры со временем заболевают теми же болезнями, что их пациенты?

Сколько лет можно работать в психиатрии без ущерба для своего психического здоровья?

Как Вы думаете: больные вне работы нас раздражают больше, чем они раздражают Вас? И раздражают ли они нас вообще?
Tags: профессия, психолог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →