Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Categories:

Светя другим, сгораю сам



В июле 1980 года на маленькой тахте в большой комнате во сне умер человек.

Вскоре в «самиздатовских сборниках» появилось стихотворение, которое начиналось со слов:

Светя другим, сгораю сам.
А тараканы из щелей:
Зачем светить по всем углам?
Нам ползать в темноте милей.

Так начиналось стихотворение, которое благодарный народ продолжает считать последними строками, написанными Владимиром Высоцким.

Латинское «Aliis inserviendo consumor» дословно переводится как «служа другим, расточаю себя», а более романтично в русском переводе - «светя другим, сгораю сам». Считается, что произнес этот девиз голландский врач Николас Ван Тюльп, живший в XVII веке, хотя его авторство и подвергается сомнениям. Между тем метафора стала символом жизненной позиции, особенно когда над ней была нарисована свеча.

«Светя другим, сгораю сам» стало девизом помогающей профессиональной деятельности, что сгубило немало хороших специалистов, считавших такую позицию нормой. Установка на самопожертвование, необходимость постоянного сочувствия, неизбежно завершающиеся нарастающим эмоциональным истощением, приводили к их «эмоциональному выгоранию».

Этот термин ввел в психологию американский психиатр Герберт Фрейденберг более 30 лет назад.
Несмотря на то, что эмоциональное утомление от людей, иногда достигающее степени опустошения и «синдрома отравления людьми» (по Харди), внесено в Международную классификацию болезней (МКБ), эмоциональное выгорание – это не болезнь. Во всяком случае, поначалу. Это реакция организма на длительные профессиональные стрессы, связанные с эмоционально насыщенным общением.

Разумеется, не каждый, чье призвание - помогать людям, сгорает. Большое значение имеют как внешние, так и внутренние факторы. Среди последних ведущую роль играют перфекционизм, ответственность, склонность к сопереживанию, ранимость и пессимизм.

«Эмоциональное выгорание» увеличивается пропорционально возрасту и уровню профессиональной квалификации, но в любом случае оно формируется не сразу, а постепенно.

На первых порах человек испытывает постоянное волнение, напряжение, ему кажется, что он не успевает выполнить весь объем работы. Когда мои коллеги начинают брать протоколы обследований домой, чтобы подготовить по ним заключения, я понимаю, что «вот оно – началось». На этом этапе человек несет работу домой в прямом и переносном смыслах; он активно работает, хотя эта работа перестает приносить радость.

Тогда организм, в норме настроенный на выживание, включает защитные механизмы. Так мы переходим на второй этап, на котором нормальная психика запускает «режим экономии». Организм подает сигналы бедствия: сообщает о неблагополучии нарушенным сном, изменившимся аппетитом (сниженным или повышенным), хронической усталостью, утратой интересов, нежеланием общаться ни с кем, с кем общаться необязательно. Режим экономии выражается в редукции обязанностей, максимальном сокращении профессиональной активности, формализме, сдерживании эмоциональных проявлений. Если на этом этапе в работу не внести коррективы, а работнику не оказать помощь, психологические симптомы трансформируются в соматические: обострение хронических заболеваний, снижение иммунитета, повышенный травматизм.

Человек все больше и больше дистанцируется от коллег и пациентов, испытывает постоянную тревогу, негативно и цинично относится ко всему, связанному с профессией.

На последнем этапе психологические и физические симптомы обостряются до степени, представляющей угрозу жизни. «Эмоциональное выгорание» достигает критического уровня воспламенения. У тех врачей, психологов, спасателей, учителей, которые доползли до третьей стадии, функциональные расстройства центральной нервной системы встречаются в 2,5 раза чаще, чем у лиц, не оказывающих помощь и не находящихся в тесном контакте с людьми (особенно – с «трудным контингентом»). Конечно, эти расстройства не выходят за пограничный уровень, и тем не менее. С ними оказывается невозможным не только работать, но и жить.

В большинстве европейских стран завершенные суициды среди врачей и психологов превышают среднюю величину для сравнимых групп населения в 2,5 раза, причем в эпицентре «группы риска» - специалисты, работающие в области психического здоровья, в хирургии и онкологии.

…Светя другим, сгораю сам.
Сверчок из теплого угла:
Сгораешь? Тоже чудеса!
Сгоришь - останется зола.

Tags: профессия, психолог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments