Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

В списках не значился…

Как я уже писала ранее, в течение 12 лет я занималась психологическим сопровождением опознания погибших. О профессиональных аспектах этой работы сейчас я по-прежнему писать не готова, однако хочу поделиться отдельными воспоминаниями.

Процедура опознания погибшего близкого - тяжелейшее событие для любого нормального человека. С одной стороны, реакции людей, потерявших самое дорогое, нередко – единственное, очень похожи. Их реакции горя проходят одни и те же стадии, их лица выражают одинаковые чувства, их действия приобретают общие черты.

К слову сказать, погибшие тоже становятся поразительно похожими. Внезапная смерть стирает различия, и место неповторимых индивидуальных черт занимают «особые приметы».

С другой стороны, в этот трагический момент люди предельно открыты, они верят любому слову, сказанному человеком, вызвавшим доверие, раскрывают тайны, хранимые десятилетиями, с такой поспешностью, будто хотят освободиться от них, пока погибший еще находится здесь. И тогда сквозь мрак разворачивающейся драмы просачиваются лучики уникальных жизненных историй.

…Они потеряли ребенка. Взрослого, но молодого. Дочь или сына – сейчас не имеет значения. Это был их ребенок, только-только начинавший самостоятельную жизнь. Опознать его визуально было нельзя (у оставшихся неопознанными трупов не было голов), поэтому оставалась одна возможность – анализ ДНК. Сдать его должны были родители. И они сдали. Спокойно, буднично, как сдается любой медицинский анализ.

Работа продолжалась, одна семья сменялась другой. Эта история постепенно вытеснилась следующей и практически забылась, но когда я шла по длинному коридору, от стены неожиданно отделилась женская фигура. Из взволнованного потока слов стало понятно: женщина не уверена, что ее муж является биологическим отцом, точнее уверена, что не является...нет, она скорее не уверена, чем уверена…хотела как-нибудь это выяснить…но кто же мог подумать…и все было так хорошо…и как теперь этот анализ…и кому теперь нужна эта правда…и это долгая история…и теперь все равно ничего нет…но этот анализ…и она не уверена…

Я не знаю, от кого эта женщина родила своего ребенка. И никто не знал. Возможно, она родила ребенка от мужчины, который понес вчера самую большую потерю в своей жизни. Но я сделала все, чтобы одна трагедия не родила вторую.
Tags: ЧС, психолог, случай из практики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments