Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Фарс мажора

Я уверена: вокруг нас намного больше героев, чем лиц, имеющих соответствующие награды. Да, эти многочисленные герои не бросались с гранатами под танки и не совершали выдающихся поступков, о которых стало известно общественности. Их подвиги повседневны и незаметны. Суть их героизма состоит не в кратковременной доблести, а в долгосрочном мужестве: в искреннем принятии больного ребенка, в многолетней заботе о слабом, в совершении тихих, но благородных дел, которые не получают огласки и не вознаграждаются орденами и медалями.


После некоторых встреч с теми, кто оказался в форс-мажорных жизненных обстоятельствах, я укрепляюсь в своей уверенности: герой – не только тот, кто готов умереть за народные массы, но и тот, кто несмотря ни на что, сохраняет человеческое достоинство.

На днях я разговаривала с женщиной, которая воспитывает ребенка с хорошо известной генетической аномалией. Окружающие убеждены, что это – ее ребенок, хотя на самом деле, он был рожден женой ее сына. Как получилось, что на свет появился больной малыш, это уже неважно, но молодая будущая мать весьма легкомысленно относилась к своей беременности, полагая, что ее юный возраст – гарантия генетического здоровья новорожденного.

Когда стало очевидно, что плод страдает генетической патологией, будущими родителями было принято решение «родить и сразу отказаться». Сын и его жена воспользовались своим правом не учитывать мнение бабушки.

Новорожденный, диагноз которого был очевиден по внешним признакам, был оставлен в роддоме, но – ненадолго. Узнав о том, что решение об отказе принято родителями всерьез и окончательно, бабушка оформила усыновление. Она никого не осуждает – ни сына, ни его молодую жену, которые честно признались, что «не потянут такой груз», что «хотят жить как все», что планируют «родить нормального ребенка».

Принимая решение взять больного малыша, молодая бабушка полагала, что ей хватит стойкости и здоровья «пройти этот путь». Она активно читала блоги родителей, воспитывающих аномальных детей, интересовалась всеми новинками коррекционной педагогики, возила ребенка по специалистам и вообще сделала все, что только может сделать человек, занимающий активную родительскую позицию.

Ни сын, ни его жена развитием ребенка никогда не интересовались, но не потому что они - бесчувственные люди, а потому что этот ребенок так и остался их глубокой болью, пропитанной чувством вины. Они родили двоих здоровых малышей и изредка помогали женщине, спасшей их больного ребенка, материально.

Когда ребенок достиг школьного возраста, стало очевидно, что он никогда не станет самостоятельным. При всех грандиозных усилиях, направленных на его социализацию и адаптацию, умственная отсталость как железный шлагбаум перегораживала путь к освоению знаний. Если до восьмилетнего возраста ребенок воспринимался окружающими как малыш со специфической внешностью, то после восьми лет особенности его поведения и речи уже никак не согласовывались с его возрастом. С каждым годом «болезнь становилось сложнее скрыть».

Женщина искренне старалась настроить себя на то, что она воспитывает не больного, а «особенного ребенка». Она корила себя за то, что видит в нем проблемы и несоответствие нормативам, что постоянно сравнивает его поведение с поведением здоровых сверстников… Мысль об отдаленных перспективах внушала ей ужас…

И вот теперь, когда ребенок приблизился к подростковому возрасту и наконец научился читать по слогам и считать «на пальцах» (чего это стоило матери и педагогам!), женщина произнесла слова, которые можно считать приговором: «Я взяла на себя непосильный груз, я переоценила свои силы, решив, что способна годами жить в состоянии форс-мажора».

С такой откровенностью родителей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, приходится сталкиваться нечасто. В большинстве случаев у человека, попавшего в сложную жизненную ситуацию, включаются разнообразные защитные механизмы, благодаря которым он занимает позицию оптимистически настроенного борца за право своего ребенка считаться обычным или, в крайнем случае, «особенным». В данном случае усталость и честность были сильнее психологических защит.

- Я выдохлась. Я устала делать вид, что жизнь с таким ребенком ничем не отличается от жизни с нормальным. Я устала изображать материнское счастье при том, что я постоянно испытываю материнскую боль…

И после этих слов мы с ней пришли, вероятно, к единственно возможному выводу: усталость связана не столько с форс-мажором, сколько с «фарсом мажора» - с желанием не признавать характер и глубину проблемы, со стремлением изображать несуществующую удовлетворенность обстоятельствами!

- Меня все упрекают, если я говорю, что он – больной. Но ведь он – больной, правда? И все наши проблемы – следствие болезни, так?

Да, это так. Будь ребенок здоров, эта женщина могла бы справиться с обычными, стандартными ситуациями, возникающими у каждого родителя, она видела бы, как каждое ее усилие вознаграждается прогрессом в развитии. Мне совершенно непонятно, почему некоторая часть общества считает, что родители детей с отклонениями в развитии обязаны источать радость, легко принимать ненормальные обстоятельства, в которых они оказались? Почему им отказывают в праве жаловаться на судьбу, вынуждая постоянно надрываться, превращая форс-мажор – в фарс непрерывного мажора?

Tags: психолог, случай из практики
Subscribe

Posts from This Journal “случай из практики” Tag

  • Ребенок-живодер: преступник или калека?

    Когда я случайно вижу кадры с чужими физическими страданиями, я долго не могу вернуться в обычное состояние: увиденное стоит перед глазами, а вера в…

  • Гонщик в памперсах

    Мистер Смит очень любил своего сына Джона. Он мог бы любить и свою жену Сару, если бы не страх, который испытывал перед ней. Сара Смит была женщиной,…

  • Кабинетный папа

    - Когда я стал подростком, обнаружилась неприятная вещь: мой отец, которого мы все боготворили, был не столь умен, культурен и болен, как нас…

  • И все такое

    - …Это она сейчас – божий одуванчик. Еще лет пять назад была совершенно другим человеком! На семидесятилетие такое учудила, стыдно сказать! С нами…

  • Женские истории

    Хочу рассказать вам две женские истории – короткие и, наверно, недраматические. Я думаю, что между ними есть связь, но определить ее характер я…

  • Тайна усыновления

    - Умом понимаю: я должна быть благодарна этим людям. Даже не за что-то конкретное, а – в целом: за их душевный порыв, за доброту… Но внутри всё…

  • Два живых трупа

    Когда один девятилетний мальчик рассказал мне о своей мечте, я была поражена: он хотел «купить проституток», чтобы жить на доход от преступного…

  • Во всем виноват Верди

    Если бы мне вдруг понадобилось пойти на консультацию к психологу, я бы умерла от страха и волнения, не зная, как коротко сформулировать свою…

  • Женщина номер один

    На днях одна мать обратилась ко мне с вопросом, поражающим своей глобальностью: «как воспитать из мальчика настоящего мужчину». Женщина сказала, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments