Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Однорукий директор

Под утро мне приснилась школа. Как и в большинстве сновидений, ее образ был компиляций впечатлений, а не точным воспроизведением реальной картинки. Во всяком случае такой широкой лестницы, как мне приснилась, в нашем типовом здании никогда не было. И таких шикарных гардин - тоже.
И тем не менее во сне это огромное помещение с высокими окнами, колоннами и лестничными пролетами было школой…


Несмотря на то, что события разворачивались в школьном пространстве и касались каких-то аспектов учебной жизни (мы сдавали экзамен – кажется, выпускной), я фигурировала во сне в нынешнем возрасте.

Это несоответствие сюжета и статуса было причиной внутреннего волнения: зачем мне сдавать выпускные, если я давно закончила вуз?

Но суть, собственно, не в сновидении.

Проснувшись окончательно, я стала вспоминать школу. Ту, какой она была в реальности и сохранилась в моей памяти: с двумя боковыми лестницами, коридорами, партами… Сейчас события прошлого, конечно, оцениваются иначе.

Я вспомнила директора, которого мы панически боялись – Ивана Георгиевича. Наш иррациональный страх можно сравнить со страхом, который дети испытывают перед сказочными персонажами, олицетворяющими зло, или с ужасом Мальвины и Пьеро перед Карабасом-Барабасом.

Директор был фронтовиком, но мы никогда об этом не думали, поскольку в те годы идею победы никто не раскручивал так, как в последние годы. Когда я пришла в первый класс, после войны прошло тридцать лет, и Ивану Георгиевичу было очевидно меньше шестидесяти. Мы знали, что вследствие ранения на фронте наш «страшный» директор потерял руку, но пустой рукав, заправленный в карман темного пиджака, пугал нас независимо от причин отсутствия конечности. Вполне возможно, Иван Георгиевич когда-то был героем – нам об этом ничего не говорили. Мы боялись этого лысого однорукого человека, склонного к крику и внезапным гневливым выпадам. Когда он, сухопарый и напряженный, шел по коридору, мрачно сдвинув брови и наклонив верхнюю часть корпуса вперед, мы старались сделаться невидимыми. Было ужасно страшно, если он неожиданно останавливался, резко разворачивался и менял направление движения.

Если он входил в класс, то никаких слов уже не требовалось: один его взгляд и готовность к броску сообщали третьеклассникам трепет и ужас.

В старших классах его поведение вызывало не столько страх, сколько недоумение, но и выпускники старались лишний раз не попадаться на глаза хмурому директору.

Практически каждую торжественную речь Иван Георгиевич завершал так, что мы, дети, чувствовали себя дармоедами. Конечно, оскорбительных слов директор не произносил, но ощущение, что мы живем за чужой счет, нам внушали регулярно. После его речей мы чувствовали себя ничтожествами и знали, что только Леня Голиков и Валя Котик имеют право кушать булочки в школьной столовой. Все мы, не совершившие ни одного героического поступка, даром просиживали время за партами…

Не знаю, было ли у Ивана Георгиевича педагогическое образование. Если и было, то ничего в его поведении не выдавало его наличие. Сейчас мне кажется, что это был человек, глубоко искалеченный фронтовыми событиями, которые, вероятно, усилили его личностные особенности до предела.

Что думали о нашем директоре наши родители, мне неизвестно. В воздухе витал холодок в отношении к нему учителей, а вот про родителей…ничего не знаю.

В связи с этими воспоминаниями, спровоцированными утренним сном, у меня возник вопрос: как бы отнеслась родительская общественность к появлению директора, подобного Ивану Георгиевичу, в современной школе? Родители стали бы возмущаться таким поведением или нет?

Tags: заметки
Subscribe

Posts from This Journal “заметки” Tag

  • Кто должен писать книги?

    Не знаю, есть ли в мире литературы что-то, что я люблю больше, чем нравоучительные книги… Разумеется, я имею в виду не всевозможные инструкции и даже…

  • Лишние мысли

    Есть только три категории людей, которые не испытывают страха смерти: безумцы, суициденты и глубоко верующие. Все остальные боятся смерти, то есть…

  • О воскресных проповедях

    Когда я слушаю проповедь, иногда мои мысли улетают в сторону, совершая замысловатые пируэты. Не теряя связи с исходным суждением, сказанное пастором…

  • Что мешает мухосранцам?

    Интересная дискуссия развернулась в комментариях к одному из недавних постов. Правда, «интересной» я ее могу назвать условно – она была скорее…

  • Недохозяева

    Много лет мечтаю побывать в Выборге, но не решаюсь туда поехать, предполагая, как мне будет жаль увидеть места, которые могли бы быть ухожены при…

  • Из трех зол

    На днях в одной компании приятелей возникла легкая дискуссия о том, какого чувства лучше быть лишенным. Точнее – не лучше, а наименее чревато…

  • Было или не было?

    Известно, что средняя продолжительность жизни медленно, но неуклонно увеличивается. Также известно, что раньше, до исторического материализма, люди…

  • Думы о будущем

    Думаю, что среди нас есть те, кто помнит обещание обеспечить отдельной квартирой каждую семью. Каждую, но - к двухтысячному году. Тогда, в середине…

  • Одна фуражка

    Политическая жизнь – последнее, что вызывает у меня интерес, поскольку я предпочитаю то, что правдиво, тому, что построено на разнообразных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments