Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
Ольга Серебровская
olga_srb

Однорукий директор

Под утро мне приснилась школа. Как и в большинстве сновидений, ее образ был компиляций впечатлений, а не точным воспроизведением реальной картинки. Во всяком случае такой широкой лестницы, как мне приснилась, в нашем типовом здании никогда не было. И таких шикарных гардин - тоже.
И тем не менее во сне это огромное помещение с высокими окнами, колоннами и лестничными пролетами было школой…


Несмотря на то, что события разворачивались в школьном пространстве и касались каких-то аспектов учебной жизни (мы сдавали экзамен – кажется, выпускной), я фигурировала во сне в нынешнем возрасте.

Это несоответствие сюжета и статуса было причиной внутреннего волнения: зачем мне сдавать выпускные, если я давно закончила вуз?

Но суть, собственно, не в сновидении.

Проснувшись окончательно, я стала вспоминать школу. Ту, какой она была в реальности и сохранилась в моей памяти: с двумя боковыми лестницами, коридорами, партами… Сейчас события прошлого, конечно, оцениваются иначе.

Я вспомнила директора, которого мы панически боялись – Ивана Георгиевича. Наш иррациональный страх можно сравнить со страхом, который дети испытывают перед сказочными персонажами, олицетворяющими зло, или с ужасом Мальвины и Пьеро перед Карабасом-Барабасом.

Директор был фронтовиком, но мы никогда об этом не думали, поскольку в те годы идею победы никто не раскручивал так, как в последние годы. Когда я пришла в первый класс, после войны прошло тридцать лет, и Ивану Георгиевичу было очевидно меньше шестидесяти. Мы знали, что вследствие ранения на фронте наш «страшный» директор потерял руку, но пустой рукав, заправленный в карман темного пиджака, пугал нас независимо от причин отсутствия конечности. Вполне возможно, Иван Георгиевич когда-то был героем – нам об этом ничего не говорили. Мы боялись этого лысого однорукого человека, склонного к крику и внезапным гневливым выпадам. Когда он, сухопарый и напряженный, шел по коридору, мрачно сдвинув брови и наклонив верхнюю часть корпуса вперед, мы старались сделаться невидимыми. Было ужасно страшно, если он неожиданно останавливался, резко разворачивался и менял направление движения.

Если он входил в класс, то никаких слов уже не требовалось: один его взгляд и готовность к броску сообщали третьеклассникам трепет и ужас.

В старших классах его поведение вызывало не столько страх, сколько недоумение, но и выпускники старались лишний раз не попадаться на глаза хмурому директору.

Практически каждую торжественную речь Иван Георгиевич завершал так, что мы, дети, чувствовали себя дармоедами. Конечно, оскорбительных слов директор не произносил, но ощущение, что мы живем за чужой счет, нам внушали регулярно. После его речей мы чувствовали себя ничтожествами и знали, что только Леня Голиков и Валя Котик имеют право кушать булочки в школьной столовой. Все мы, не совершившие ни одного героического поступка, даром просиживали время за партами…

Не знаю, было ли у Ивана Георгиевича педагогическое образование. Если и было, то ничего в его поведении не выдавало его наличие. Сейчас мне кажется, что это был человек, глубоко искалеченный фронтовыми событиями, которые, вероятно, усилили его личностные особенности до предела.

Что думали о нашем директоре наши родители, мне неизвестно. В воздухе витал холодок в отношении к нему учителей, а вот про родителей…ничего не знаю.

В связи с этими воспоминаниями, спровоцированными утренним сном, у меня возник вопрос: как бы отнеслась родительская общественность к появлению директора, подобного Ивану Георгиевичу, в современной школе? Родители стали бы возмущаться таким поведением или нет?

Tags: заметки
Subscribe

Posts from This Journal “заметки” Tag

  • Откуда берутся герои?

    Сколько существуют банки, столько на них нападают грабители. Можно сказать, что банковское и криминальное дело развиваются параллельно. История знает…

  • Самый лучший воин с точки зрения кухарки

    Если я скажу, что «мне не нравится Дональд Трамп», это прозвучит смешно, потому что между американским президентом и мной – расстояние, которое можно…

  • Ночь для искусств и митинг для концерта

    Из всех прелестей современности единственная прелесть, которую я не понимаю – это акция «Ночь искусств». Точнее так: я бы поняла организацию…

  • И все-таки она резиновая!

    То, что Москва не лопнула по швам под натиском толп «гостей», стремительно становящихся «хозяевами», убедительно доказывает, что она – резиновая! Ни…

  • Сделка провалилась…

    Примерно полстраны сейчас сочувствует одному пожилому актеру, принявшему решение развестись с женой, которая по возрасту могла бы быть либо его…

  • Все ли премии вручаются обоснованно?

    В последние дни мы все с интересом следили за награждением лауреатов самой престижной научной премии - Нобелевской. Сначала стали известны новые…

  • Немного Финляндии в Москве

    День независимости Финляндии, которую я преданно и нежно люблю, отмечается 6 декабря, но зачем ждать так долго, если начать праздновать можно в…

  • Зрелая осень

    В последние дни у меня появилось много новой работы, что очень радует и вдохновляет, потому что свидетельствует об открытии перспектив, ранее…

  • Кому предъявить счет?

    В одной обычной больнице, финансируемой по системе ОМС (обязательного медицинского страхования), возникла проблема, которая может возникнуть в любой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments